Полная версия сайта

Константин Кулешов. Королева Анна

Четырнадцатого января ей могло бы исполниться пятьдесят пять. Она до дрожи боялась возраста. И я не могу представить ее «возрастной». Помню, говорила: «Время лечит». Я еще не знал, что это не всегда правда.

Анна Самохина

Мне она тоже ничего подобного не говорила, а ведь спокойно призналась например, что дважды делала пластику — легкие подтяжки. Если честно, особой разницы в ее облике я тогда не заметил: как до ножа хирурга была ослепительно красива — так и потом. Уже после ее смерти в театральных кругах многие общие друзья говорили, что стволовые клетки Самохина все же использовала. Не знаю, кому верить. Да и имеет ли это теперь значение — ведь ее не вернуть.

Как-то Аня сказала: «Хочешь, расскажу анекдот? Мужик поймал золотую рыбку, она обещает:

— Исполню любое желание!

— Хочу, чтобы у меня все было!

Рыбка в ответ:

— Ладно, мужик, — у тебя все было.

Самохина немного помолчала: — Я как этот мужик из анекдота — у меня все уже было. И ничего нового не предвидится, мечтать не о чем».

Она считала, что все повидала, всего достигла — покорила кинематограф, стала звездой. Увидела почти весь мир. Куда двигаться дальше? Ответа не находила. Мы встретились, когда Аня переживала кризис среднего возраста. Понятия не имел, как ее растормошить. Однажды набрался смелости:

— Пожалуйста, отнесись внимательно к моей просьбе. Не отшучивайся, не отмахивайся. Обещай хотя бы подумать.

Улыбнулась:

— Обещаю.

— Роди мне ребенка. Ты же еще можешь?

— Могу. Но... прости, не хочется. Мне уже за сорок, какие дети?

— Поверь, ребенок вдохнет в тебя новую жизнь. Представляешь, в журналах будут писать: «Самохина — молодая мама!» Дети и внуки — вот наша «машина времени», шаг к вечной молодости. Внуков ты вряд ли дождешься в ближайшее время, Саша что-то не торопится...

Аня в ужасе округлила глаза:

— Костя, замолчи! Какие внуки?!

Я понял, что наступил на больную мозоль. Мог бы догадаться: Самохина была не из тех женщин, которые горят желанием поскорее стать бабушками. Хоть и говорила, что уже готова к спокойной жизни. Рассказывала после поездки в Германию: «Там есть поселки — очень живописные, с уютными домиками, где на свежем воздухе, на лоне природы живут старички». Мечтала о таком же: «Старушкой поселюсь за городом, в тишине и покое».

Убеждал ее, что до старости еще далеко. Совсем не представлял себе Аню в пожилом возрасте.

Мы часто встречались в петербургском кафе «Венеция», оба его любили. В один из вечеров Аня, задумчиво глядя на меня, произнесла: «Тебе нужно жениться на Тане. И обязательно венчаться. Береги ее, она очень хорошая. Все у вас сложится. — Попробовал возразить. Но Самохина поднесла палец к губам и грустно улыбнулась: — Поверь, время лечит».

Наверное, я мог бы бороться за свое чувство. Но зная Анну, думаю, это не имело смысла. Решений своих она не меняла, принимая раз и навсегда. Считала, что не сможет дать то, что мне необходимо, — домашний очаг и детей.

Была еще одна причина Аниной апатии. Однажды наша общая знакомая, увлекавшаяся мистикой, нагадала Самохиной, что она уйдет из жизни в сорок семь лет. Это произошло при мне. Впечатлительная Аня поверила. Я ей родить предлагаю:

— Новая жизнь — спасение от хандры!

А она в ответ, очень серьезно:

— Не забывай, мне до сорока семи совсем немного — как ребенок останется без мамы?

Иногда любовь предполагает умение отпустить. И она меня отпустила. Прощаясь в тот вечер, мы крепко обнялись. Анна умела расставаться. Все, кого с ней даже ненадолго сводила судьба, вспоминают Аню с восхищением и нежностью. Я — не исключение.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или