Полная версия сайта

Софья Каштанова: «Любовь накрыла меня в четырнадцать»

В нашей мексиканской жизни все складывалось просто сказочно! Окружающие называли нас Ромео и...

Валерий Тодоровский

Физически тяжелее всего пришлось на картине «Луна-луна», где нам с партнером предстояло плыть под водой, встречаться на дне и выныривать в поцелуе. Черное море в октябре было очень холодным и кишело медузами. Плыли как в супе — до чего же это противно! Дублей наснимали немало: то мы выныривали не там, то медуза лезла прямо в глаз. Правда, в итоге все получилось красиво. Зрителю не видно, что барахтались в студне!

Что касается трудностей психологических, то они неизбежны, ведь актер вынужден задействовать в работе свои эмоции. Однако есть в этом и положительный момент. Я, например, все всегда держу в себе, никогда не стану рыдать, с детства засовываю переживания вовнутрь. А на площадке у меня появляется возможность выплеснуть эмоции наружу, пережить катарсис. Конечно, иной раз у актрис случаются истерики, доходит до вызова врачей. Считаю, что это неправильно и непрофессионально. Артист должен осознавать, что играет роль, иначе можно сойти с ума. К сожалению, есть печальные примеры. Елена Майорова, которая была ближайшей подругой моей мамы, трагически погибла, совершив самоубийство: она не смогла унять внутренние страсти, порожденные ролями. Это они ее сожгли в прямом и переносном смысле слова. Если не в состоянии справиться с собой, надо обращаться к психологам.

Я снималась в «Луне-луне», были запланированы главные роли еще в пяти проектах. Радовалась: у меня все хорошо, все под контролем, все классно. Но тут грянул финансовый кризис. «Луну...» не досняли, гонорар не доплатили, все мои пять проектов закрылись. А самое чудовищное состояние для актера — ожидание. Познакомилась в Венеции с итальянцем, который организует фестивали на Искии и Капри, куда приглашает звезд из Америки и Европы. Позвал и меня. Общалась там с разными людьми, многие советовали: тебе надо в Штаты. Полетела. Однако американцы радостно зовут, но ничего не обещают. Там рассчитывают только на себя. В Америке нельзя работать, если нет соответствующей визы, а визу дают, только когда начинаешь сниматься. Такая закольцованная история. Тем не менее я дважды пыталась попробовать свои силы за океаном. И друзей у меня там множество, в том числе замечательная, добрая, умная Галя Логинова — моя американская мама. Я у нее жила, мы всегда на связи. Нас познакомил мой ближайший друг актер Иван Николаев, он дружит с Галей и ее дочерью Милой Йовович.

Несколько лет у меня почти ничего не получалось, находилась в простое. Моя не вполне славянская внешность оказалась невостребованной, режиссеры в упор не видели. Отсутствие ролей било в самое сердце: случались периоды, когда впадала в депрессию. Но в какой-то момент убедила себя: надо просто потерпеть, ты не старая, у тебя еще есть время. Правильно сделала, что подождала, отогнав мысли заняться чем-то другим, хотя отсутствие заработка переживала трудно. Человек, которому благодарна как никому, — Валерий Петрович Тодоровский. Именно он в меня поверил и пригласил в сериал «Оттепель». Если Тодоровский снимает актера, перед тем простирается прямая кинодорога. Сам он называет такие моменты волшебным прикосновением.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или