Полная версия сайта

Павел Федотов. Несостоявшееся сватовство

Федотов упал на колени перед изумленной Олей, торопливо сделал ей предложение и тут же убежал....

Фото репродукции портрета Г. Тарновского

Юлия звонко рассмеялась, а Федотов вдруг помрачнел. Не понимая резкой перемены его настроения, девушка тоже притихла. Какое-то время слышен был лишь вой ветра за окном.

— Вот вы, Юленька, веселитесь, а мне-то не до смеха, — прервал молчание художник.

— Отчего же, Пава? — Федотов невольно вздрогнул — не привык еще, так называли его только домашние и самые близкие друзья. — Вам со мной скучно?

Юлия присела на диванчик, где расположился манекен с гитарой в шарнирных руках, прозванный кем-то Олей. Павел отложил кисти, взял из рук куклы инструмент и запел, голос он имел замечательный.

Однажды на маневрах полк его стоял в каком-то глухом селе, вечерами заняться было решительно нечем, и Федотов частенько, сидя у окна, развлекал себя пением под гитару. А вскоре заметил, что денщик Коршунов стал подавать к столу курочку, которую раньше добыть было непросто. Павел заподозрил неладное — не иначе у деревенских таскает ловкач. Учинил допрос, и тут выяснилось: Коршунов за небольшую мзду впускает в палисадник охотников послушать пение барина — оттуда и деньги на кур.

Минуту-другую художник рассеянно перебирал струны и наконец запел:

Шарф голубой! Шарф голубой!
Как часто, бывало,
Вслед за тобой
Сердце летело
И страсти боролись с бессильной душой...

Этот слезливый романс на стихи Титова был очень популярен у юных девушек, не обошло модное поветрие и Юлию.

Окончив недавно Смольный институт, она вернулась в Качановку и каждую осень приезжала вместе с дядей, тетей и многочисленной челядью в Петербург.

— Юленька, — прервал песню Федотов, — меня ведь вашим женихом кличут, поздравляют все...

— Так в чем же дело, Пава? — улыбнулась та.

— Да как-то совестно, — кивнул он в сторону мольберта с неоконченной картиной, — выступать в роли такого вот майора, желающего поправить свои обстоятельства женитьбой на богатой барышне...

Художник резко встал, отбросив жалобно вздрогнувшую струнами гитару.

Трудно было Павлу Андреевичу, не раз обжегшись, вновь довериться чувству. Да и какой из него жених? Немолод, тридцать пять сравнялось. Недавно в шутку изобразил карандашом себя натягивающим на лысеющую голову перед зеркалом парик со словами: «Теперь невест сюда, невест!» И вот, поди ж ты, призыв был услышан...

В конце 1849 года, увидев на выставке в Академии художеств работы Федотова, в том числе «Сватовство майора», двадцатилетняя Юлия — осенью она, как обычно, прибыла в столицу с дядюшкой и сестрой Эмилией — в восторге твердила, что пойдет под венец лишь за него, а коли не возьмет в жены, попросится в натурщицы. И вот уже Павел получает от нее письмо с признанием в любви, а вскоре Юлия и сама пожаловала в мастерскую. Восхищалась талантом, просила разрешения посмотреть, как работает. Федотов, покоренный обаянием гостьи, не возражал. Вопреки светским условностям, вскоре она стала бывать в студии на Васильевском острове без сопровождения мужчины или пожилой дамы, только с сестрой. Позировала, иногда приглашала на прогулку.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или