Полная версия сайта

Маргарита Симоньян. Высокие отношения

Однажды прочитала в «Фейсбуке»: «Здравствуйте, Маргарита! Это Тигран Кеосаян. Вы мне давно симпатичны...

Маргарита Симоньян и Алена Хмельницкая

— Вы что, телевизор не смотрите? — отвечала нахально, демонстративно садилась за первую парту, чтобы доцент видел, что я без шпаргалки, и наизусть отвечала билет. Разумеется, все вылетало из головы сразу, как только заканчивалась сессия.

После Чечни меня заметили в Москве. Я стала внештатным корреспондентом нескольких федеральных телеканалов. Отец купил мне задрипанную «Оку», которой было уже десять лет, и мы с оператором на этой машине мотались по всему югу России, Крыму, Абхазии, Калмыкии и Осетии, добывали свои репортажи.

На третьем курсе, когда мне еще не исполнилось двадцати одного года, канал РТР — теперь он называется «Россия» — доверил возглавить свой корпункт. Поскольку в иерархии регионального телевидения это высшая ступень, в университете от меня отстали уже до самого диплома. За отличную учебу даже платили президентскую стипендию — ее как раз хватало на дешевые сигареты.

Мне было двадцать два, когда позвонил Добродеев, гендиректор телеканала «Россия», и спросил: «Выбирай, поедешь в Нью-Йорк или в Москву?» Выбрала, конечно, Москву. Попала сразу в президентский пул — это была настоящая «сбыча мечт».

Переехала в октябре, когда в Краснодаре еще только заканчивалось лето, а тут уже начиналась зима. К этому я была не готова. К тому же чувствовала себя неуютно, проходя мимо шикарных витрин и ресторанов, которые не могла себе позволить. В Краснодаре-то я со своей зарплатой руководителя корпункта уже считалась богачкой!

Но главное — меня накрыло мучительное одиночество. До этого жила или в большой и шумной семье, или в большом и шумном общежитии. В Москве сначала «приземлилась на коврике» у двоюродного брата мамы — он жил в одной коммуналке с женой, дочкой, первой женой, сыном от первой жены, новым мужем первой жены и еще каким-то соседом. Потом месяц пожила у подружки — Ирады Зейналовой. А когда наконец накопила на первый взнос и залог за съемную «двушку», осталась одна в холодном чужом городе.

Квартира была убитая, темная, хозяин являлся с бутылкой, открывал двери своим ключом и требовал вместе бухать. Через пару месяцев я уже вечерами ревела в подушку, худела, у меня выпадали волосы и держалась температура. Врач, к которому пришла жаловаться, заявил: «Очень похоже на лейкемию». Никакой лейкемии, к счастью, не обнаружилось, просто депрессия.

Восьмого марта прилетела в Сочи в командировку. Сказала маме: «Если ты ко мне не приедешь, я там сойду с ума одна». Мама долго не думала — ушла с работы, собрала чемодан и переехала. Вся моя депрессия тут же прошла. Мама живет со мной всю мою жизнь, чему я несказанно рада. Она — душа нашего дома. Даже Тигран злится, когда теща уезжает в Адлер на несколько дней проведать родных.

В двадцать пять меня назначили главным редактором Russia Today, которого тогда не существовало: нам предстояло с нуля запустить первый российский международный круглосуточный новостной телеканал на английском языке. Свой первый Новый год в этом качестве отмечала на работе.

Я вообще с ранней юности фактически жила только работой. Мне никогда не хотелось замуж, мысли о детях откладывала на после тридцати. Когда случались романы, сразу честно говорила ухажеру, что это не всерьез и скорее всего ненадолго — мне просто некогда. Вообще, у меня сложное отношение к браку: еще в двенадцать лет заявила родителям, что ни за что не выйду замуж. Мама от изумления поперхнулась своим мятным чаем. Видимо дело в том, что в детстве я не видела счастливых семейных пар. Мне казалось, что замужняя женщина — несчастное и забитое существо: ее «осчастливили» белой фатой для того, чтобы она убирала, стирала, готовила и терпела измены мужа. Впрочем, к тридцати у меня уже были долгие и вполне семейные отношения — с общим бытом, фикусом и планами на будущее, но замуж я и тогда не собиралась.

Потом в мои фикусы и в мою понятную жизнь ворвалось цунами по фамилии Кеосаян. Мы с Тиграном много раз пытались все прекратить — никто не хотел причинять боль близким людям. Но не получилось. Первый раз мы «навсегда» расстались на целые сутки, последний — на двадцать минут.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или