Полная версия сайта

Исчезнувшая греза Михаила Врубеля

Летящие волосы, полупрозрачные одежды. Ее огромные глаза неподвижно смотрели в летнее московское...

Фото репродукции картины М. Врубеля «Портрет Н.И. Забелы-Врубель на фоне березок». 1904 г.

У художника все чаще случались срывы, в беспричинных приступах ярости Врубель кричал на жену, дико пьянствовал, пропадал из дома, сорил деньгами. «Это что-то неимоверно странное, ужасное», — писала Надежда сестре, не понимая, что происходит и куда делся ее мягкий, тихий Миша. Дошло до того, что Забела решила уехать от мужа к родителям и увезти ребенка.

После очередного припадка буйства художника поместили в лечебницу. С этого момента начались скитания по частным клиникам, консультации со светилами психиатрии. К началу 1903 года к Врубелю как будто вернулись спокойствие и способность мыслить ясно, он вновь взялся за кисти. Летом семья отправилась в Киевскую губернию: планировали пару месяцев провести у друзей на даче. Но дорогой заболел и умер обожаемый Саввочка. После потери сына у художника снова случилось помутнение рассудка, и его поместили в больницу. Часами он рыдал, запертый в палате, повторяя, что опозорил семью, его преследовала навязчивая мысль, что жена умирает в нищете.

В конце 1905 года Михаил стал стремительно слепнуть и все чаще отключаться от реальности. Оживлялся только тогда, когда приезжала любимая жена, его Греза...

После смерти Врубеля, последовавшей первого апреля 1910 года, Надежда Ивановна занялась устройством концертов памяти мужа. Она пела, облачившись в ярко-шафрановое платье — Михаилу нравился оранжевый, цвет траура у древних греков.

Забела часто ходила на могилу и разговаривала с мужем. В третью годовщину его смерти погода выдалась ненастная — зарядил холодный ливень, потом повалил снег. Надежда недавно вернулась с концерта из Екатеринодара и была нездорова. Дома после посещения кладбища у нее началась лихорадка. У женщины открылась скоротечная чахотка, и через два месяца Греза Врубеля навсегда покинула этот мир. Ей было сорок пять лет.

Что же касается судьбы многострадального панно, то после банкротства Мамонтова оно из его частной оперы перекочевало в оперу Зимина, которая тоже разорилась, и следы «Принцессы Грезы» затерялись. Бывшая опера Зимина стала филиалом Большого театра, видимо, тогда панно и легло мертвым грузом в одной из его подсобок, пролежав в безвестности до 1956 года под ворохом старых декораций.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или