Полная версия сайта

Ирина Образцова. Моя шаровая молния

Сестра Елены Образцовой рассказывает о жизни великой певицы, ее главной любви Альгисе Жюрайтисе, отношениях с единственной дочерью и судьбе ее наследства.

Монтсеррат Кабалье

В то время сестра уже знала и свой диагноз, но никому о нем не рассказывала. У нее нашли лейкемию, но в курсе были лишь дочь и личная помощница Люба. Меня она, думаю, жалела, оттого и молчала: незадолго до этого я перенесла жуткий приступ панкреатита, чуть не умерла, на нервной почве мог случиться новый.

Догадывалась, что Лена больна, но степень серьезности недуга оценить не могла. Тем более что сестра по привычке летала как шаровая молния. Даже после «химии» в петербургской клинике спешила на концерт или преподавать. Врачи глазам не верили: другие пациенты после капельницы еле до палаты доползали, а Лена работала. Вот какая в ней была сила! Никогда не поддавалась хандре. В последние годы у сестры сильно болели ноги. «Так, встаем на счет «три»!» — хохмила она по этому поводу.

Я так и не услышала от Лены о ее болезни. Врачи тоже молчали. Узнала, что речь идет о лейкемии, совсем поздно, от Любы. На последнем концерте в Большом театре было видно, что Лена идет по сцене с трудом, будто по битому стеклу. Но она отчаянно боролась за жизнь.

Сестра тесно дружила со своим духовником, архиереем Меркурием Ивановым — митрополитом Ростовским и Новочеркасским, главой Донской митрополии, председателем Синодального отдела религиозного образования и катехизации. Владыка часто бывал на даче, мы все любили с ним разговаривать: Меркурий умел и искрометно пошутить, и увлечь собеседника беседой на серьезные темы — как о божественном, философском, так и о земном. На своем участке сестра выстроила небольшую часовню. Там всегда лежал молитвослов, и самые затертые страницы были с молитвами «о болящих». Лена переживала, если с кем-то из близких людей случалась беда. Но сама ни в какую не соглашалась ложиться в больницу. Именно владыка Меркурий нашел слова, которые убедили сестру лечиться.

...Лена позвонила из немецкой клиники, уже пройдя химиотерапию:

— Хочешь анекдот?

— Давай.

— Встречаются два кота во дворе. Один другому говорит: «Мой хозяин «Ниссан» купил!» — «Ни-ссан? Сейчас исправим».

И мы обе захохотали как ненормальные. В этом вся Лена. Она так любила жизнь, что травила байки даже на больничной койке.

Но конечно, вдали от дома, наедине со своей болезнью, она страшно тосковала. Прежде всего по своим собакам и коту. Собаки окружали ее всю жизнь. Первым и самым любимым был маленький пудель Джоник, поселившийся с Леной еще до переезда в Москву. Также в жизни сестры был карликовый пудель Антон, который очень ревновал хозяйку к Альгису: всегда на него рычал, а порой кусал за ноги. В последние годы на подмосковной даче обитали Кармен, Мюзетта, Мишка, Даша и Манон. А еще здоровущий кот Сережа.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или