Полная версия сайта

Александр Самойлов. По отцовским стопам

Сын легендарного актера Владимира Самойлова делится воспоминаниями о родителях: как любовь подтолкнула отца пойти в театральный институт, отчего мать вызывали на съемки «Свадьбы в Малиновке»...

Владимир Самойлов

— Как же я буду там играть, когда у меня руки трясутся?

— А здесь как играешь? — спросила мама.

— Здесь все знают, что это результат фронтовой контузии, и то я стесняюсь, а в Америке — что, каждому объяснять?

— Володька, ну что ты как ребенок! — воскликнула она. — Ты же пьешь? Пьешь! Вот и скажи им: я пьяница, потому и руки трясутся! А про контузию не надо — они к немцам относятся лучше, чем к нам.

— Люди не на руки твои будут смотреть, а на талант! — подключился я. — Ты же гениальный артист! Штучный!

Впервые услышав от меня такую похвалу, отец был очень растроган.

После возвращения бати из США мы целый вечер слушали рассказы, как замечательно зрители принимали спектакль, какие восторженные отзывы печатали местные газеты и как его уговаривали остаться.

— Предлагали преподавать в театральном вузе актерское мастерство, обещали хорошую зарплату и большой дом, в который смогу перевезти семью.

— Ну а ты что? — улыбаясь, поинтересовалась мама.

— Сказал: «Да какая у вас тут жизнь? Дети не плачут, цветы не пахнут, еда безвкусная! На хрена мне сдалась ваша Америка!»

Самой большой мечтой отца в последние годы была роль короля Лира. Он выучил текст, продумал каждую интонацию, каждую мизансцену. Но не случилось...

В конце девяностых мы жили по соседству в районе «Спортивной». Родители переехали туда со Смоленки еще лет десять назад, а я, женившись в третий раз на артистке областного театра, в котором некоторое время служил, поселился во флигеле в доме напротив. Жилье казенное, его мне дали, когда устроился дворником. Работал я тогда с раннего утра до поздней ночи. На рассвете греб лопатой снег или мел листву, к полудню мчался в МХАТ имени Горького на репетицию, вечером играл спектакль. Домой приползал совсем без сил, а надо было еще помочь жене с мальчишками — к концу девяностых у нас с Ириной уже подрастали трое сыновей. Родителей навещал нечасто, хотя знал, как тяжело приходится отцу: мама к тому времени почти потеряла рассудок и вела себя как капризное дитя.

Я позвонил из театра, трубку взял отец. По глухому голосу, по тому, как растягивал слова, понял: случилась беда. Помчался на «Спортивную». Отец сидел в кресле и еле дышал. Первоначальный диагноз врача скорой «инсульт» в больнице, куда его отвезли, ни подтвердить, ни опровергнуть не смогли — аппарат МРТ сломался. На другой день Сергей Иванович Яшин выхлопотал место в хорошей клинике, и там отца сразу отправили в реанимацию. Я хотел остаться, дежурить в коридоре, но батя сказал: «Сашка, езжай домой. И мать навести». Через сутки позвонили из клиники и сказали, что отца не стало...

Очень переживал, как мама воспримет горестное известие, готовился к тому, что придется поить успокоительными, вызывать скорую. Но когда с трудом выдавил из себя «Папа умер», она как-то очень по-театральному воскликнула: «Что? Смерть?!» — и тут же стала говорить о бытовых делах. На похоронах не проронила ни слезинки, мне казалось, мама просто не понимает, что ее любимого «Володьки» больше нет.

Ее замутненный рассудок, возможно, и не воспринял потерю, но душа не могла не тосковать. Через два месяца мама умерла. Внезапно. Я принес ей приготовленный женой ужин, долго звонил и колотил в дверь. Когда замок вскрыли, тело уже начало остывать.

Я не был лучшим из сыновей, но очень любил отца и маму. А они, несмотря ни на что, любили меня и, к счастью, уходя, могли быть спокойны за единственного сына, в жизни которого наконец все стало складываться: любимый театр, хорошие роли, крепкая семья...

Маму похоронили рядом с отцом на Ваганьковском. Прожив вместе пятьдесят четыре года, они и после смерти неразлучны.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или