Полная версия сайта

Нина Архипова. Такая интересная штука — жизнь...

Актриса вспоминает свои самые тяжелые и самые счастливые периоды жизни.

Нина Архипова с детьми Леночкой и Мишей

— Да, мы видели Нину в нескольких спектаклях и очень хотели, чтобы она работала в «Сатире», но нам было категорически отказано.

— Сейчас появилась такая возможность.

— Вы шутите?!

— Нет. А вы готовы принять ее в свой коллектив?

— Конечно!

Мое поступление на новое место работы совпало с началом гастролей театра в Донецке, который тогда носил имя Сталина. Ни в один спектакль я еще не была введена, поэтому осталась в Москве. И вдруг через пару дней — междугородний звонок: «Нина, через час за вами придет машина, вы летите сюда, в Сталино! Срочный ввод!»

На другой день после дебюта в «Господине Дюруа» ко мне подошел директор театра:

— Нина, ты знаешь, кто сейчас здесь? Писатель Борис Горбатов! Тот самый! Автор «Писем к товарищу» и романа «Непокоренные».

— Замечательно. И что?

— Он очень хочет с тобой познакомиться.

— Пусть приходит на спектакль.

— Нет, он хочет лично.

— Ну хорошо.

Следующие два дня Горбатов показывал мне родной Донбасс: мы бродили по улицам, спускались в шахты, заглядывали в гости к его друзьям. А на третий день знакомства я вдруг услышала:

— Выходите за меня замуж!

Рассмеялась:

— Здравствуйте пожалуйста! А ничего, что у меня есть муж и дочка? И как можно делать такое предложение, когда мы едва знакомы?!

— А мне кажется, что я знаю вас тысячу лет. И еще уверен, что вас примут моя мама и лучший друг Костя Симонов. Они — главные люди в моей жизни, а теперь вот еще и вы...

На немедленном ответе Борис не настаивал, и мы продолжали общаться как друзья. Когда гастроли театра подходили к концу, Горбатов спросил: «У вас ведь начинается отпуск? Можете отложить возвращение в Москву на несколько дней? Давайте отдохнем на море. Вы, я и еще несколько человек из вашей труппы. Покупаемся, позагораем, поедим фруктов».

Подумала: «Почему бы и нет?» Во время короткого отдыха случилось то, что я посчитала отпускным приключением, ни к чему не обязывающей связью. А для Бориса все было очень серьезно. Поняла это из его писем, первое из которых пришло через два дня после моего возвращения в Москву: «Вот ты улетела, и странное состояние овладело мною: стало пусто... Я еще не испытываю ни физической тоски по тебе, ни горя разлуки. Точно — пусто. Словно от меня вдруг отлетела душа. Осталось довольно-таки неуклюжее и никому не нужное тело. <...> Ночь. Один. Все пасьянсы не выходят. Как ты там сегодня? Бедная моя! Неужели тебя сломят?»

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или