Полная версия сайта

Лусила Полак: как укротить Аль Пачино

У Аль Пачино было все: слава, богатство, женщины. Но Лусиле Полак ничего от него не было нужно. Может быть, именно поэтому знаменитый актер в нее и влюбился?

Аль Пачино и Лусила Полак

Лицо той, которую называли Лусилой, по-детски вытянулось, а в глазах продолжала мелькать растерянность.

— Извините, — покраснев так, что это стало явственно заметно даже при ее смуглой коже, пролепетала она. — На экране вы совсем другой…

Впрочем, по реакции девушки нетрудно было догадаться, что смуглянка никогда не видела Пачино на экране или у нее так заклинило память от волнения, что она не могла вспомнить ни одного фильма, но именно это явно доставляло Пачино огромное удовольствие. Что за радость, когда в твои 65 лет — всего лишь! — очаровательные юные незнакомки беседуют с тобой только потому, что ты Аль Пачино, а звали бы тебя каким-нибудь Джоном Смитом, не удостоили бы и мимолетным взглядом. А эта девушка даже слишком ему приглянулась — тонюсенькая талия, по-девичьи худые руки, зато грудь пышная и соблазнительная, черные глаза на красивом лице, подвижном, милом и выразительном. А какая живая улыбка, словно солнце озаряет черты!

Лусила болтала с ним уже битых полчаса, не зная, кто он такой, и не выказывая нетерпения или желания поскорее отвязаться от него. Напрасно ей сказали, кто он: было бы куда интереснее попробовать добиться у нее телефона или вручить ей собственный анонимно. В свои весьма зрелые годы Пачино вовсе не утратил интереса к красивым женщинам и романтике, напротив, ему иногда казалось, что вот только сейчас он как раз для этого и созрел. Теперь, когда его личность была раскрыта, ему уже, конечно, ничего не стоит вручить девушке свой номер с почти стопроцентной уверенностью, что та позвонит, тем более если она и вправду актриса…

— Где вы снимались? — из вежливости осведомился Пачино, но раскованность и свобода уже покинули ее.

— Это не важно, — забормотала Лусила смущенно. — Это такие пустяки, мне неудобно даже упоминать…

Все так хорошо начиналось, чтобы так банально закончиться.

— Вы дадите мне свой номер? Я как-нибудь позвоню вам, — бросил Пачино, стараясь скрыть разочарование в голосе.

— Вы — мне? — переспросила она с таким неподдельным изумлением, словно он предлагал ей нечто совершенно немыслимое — ограбить вместе банк или пойти убить кого-то. Тем не менее телефон дала.

Не прошло и недели после их первой встречи, как Пачино набрал ее номер, но только для того, чтобы наткнуться на автоответчик, он набирал снова и снова, выучил наизусть грамматически неправильное и спотыкающееся сообщение на автоответчике, произнесенное с уже знакомым ему испанским акцентом. Черт, она вообще берет когда-нибудь трубку?! А если звонит агент и она таким образом упускает свой шанс? Второй раз тот названивать не станет. Агент не станет, а Аль Пачино стал.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или