Полная версия сайта

Дочь Нины Руслановой: «Малявина прокляла нас с мамой в зале суда»

Олеся Рудакова — о разводе родителей и своих непростых взаимоотношениях с матерью.

Нина Русланова

С жутким украинским акцентом маме в Москве пришлось отчаянно бороться. Ночи напролет она сидела и бубнила специальные упражнения. В Щукинское училище она попала совершенно случайно, на добор… мальчиков. Вера Константиновна Львова, замечательный педагог и чудесный человек, настояла на том, чтобы место дефицитных мальчиков заняла Русланова, так ей понравилась абитуриентка из провинции. В общежитии училища мама долго спала на раскладушке, после лекций подрабатывала в соседней поликлинике уборщицей. Маме уже исполнилось 23 года, когда она переехала в Москву. Она была старше многих своих однокурсников. Курс был талантливый: Володя Качан, Леня Филатов, Саша Кайдановский, Борис Галкин, Иван Дыховичный... Все они очень дружили.

— Я слышала, что с Кайдановским Нина Ивановна дружила всю свою жизнь...

— Каин, как его звали друзья, ее очень жалел, потому что сам, когда разошлись его родители, месяц провел в детдоме и знал, что это такое. Мама рассказывает, что однажды Кайдановский пришел к ней в общежитие и предложил:

— Нина, давай я буду твоим братом.

— Как это? По суду, что ли?

Он рассердился:

— По какому суду? Давай разрежем себе руки, сольем кровь в чашку и выпьем. И будем кровными родственниками.

Саша был начитанным человеком, видимо, где-то в умных книжках это и вычитал. После ритуала братания Кайдановский всегда за маму заступался.

У них на курсе учились невероятно красивые девушки. Они все играли рабынь в знаменитом спектакле «Принцесса Турандот». Мама на их фоне выглядела серой мышкой. И вдруг Кайдановский (дело было на первом курсе) подходит к ней с предложением: «Хочу сделать отрывок из «Гамлета». Можешь сыграть Гертруду?» Мама обалдела: «Ну какая я Гертруда? Посмотри на мои крестьянские руки. Я же штукатур!» А Саша стоит на своем: «В тебе что-то королевское есть». И они сыграли отрывок из «Гамлета». Все потом восхищались: «Как он Русланову открыл!»

Щукинцы часто выступали с шефскими концертами. Однажды мамин курс показывал спектакль на сцене актового зала МГУ. Там и познакомились мои родители. Геннадий Рудаков (так зовут моего папу) учился в МГУ на физико-математическом факультете. Он как увидел маму на сцене, так сразу в нее и влюбился. Мама была беленькая, худющая, просто ходячий дистрофик. А папа был еще худее мамы. Представляете, какая прекрасная парочка у них получилась?! Помню, лет в 14 я не могла влезть в мамину юбку, которую она носила в 25. Завидовала ей черной завистью...

Я очень люблю своего папу, но красавцем назвать его не могу. Он скорее обаятельный. На мой взгляд, в мужчине самое сексуальное — это мозги, наверное, этим он маму и взял. Зная папу, думаю, ухаживал он красиво. Всегда на 8 Марта дарил букетики мимозы не только маме, но и мне, 3-летней девочке. С тех самых пор я убеждена, что мой папа — самый галантный мужчина на свете!

Родители поженились через год после знакомства. Мама не стала менять фамилию, осталась Руслановой. Она всегда гордилась тем, что ее назвали в честь великой певицы. Но думаю, какую фамилию бы ей ни дали, она все равно не сломалась и вытащила бы себя. Мама — гениальная актриса и очень сильный человек!

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или