Полная версия сайта

Франсуа Олланд: хроника супружеской измены французского президента

В сентябре на прилавках книжных магазинов Парижа появились мемуары гражданской супруги Франсуа Олланда.

Просила перезвонить, ссылаясь на неприятные сплетни. Естественно, никто ей не перезвонил — видимо, у Гайе тоже не хватило времени «на все эти глупости».

Тем не менее Валери проявила настойчивость, в конце концов Жюли сняла трубку.

— «Жюли, вы знаете, почему я вам звоню? Мне неприятны все эти сплетни». «И мне тоже», — отозвалась Гайе. «Поклянитесь головой своего сына, что они лживы», — потребовала Валери. «Клянусь», — ответила Жюли. — «В таком случае для всех нас будет лучше, если вы выступите с официальным опровержением.

Согласны?» «Хорошо», — покорно согласилась Жюли.

«И ведь выступила! Как же она могла так солгать?» —недоумевает Валери на страницах своих мемуаров.

Но даже после этого слухи не прекратились. Валери уже начинает откровенно нервничать, ловит себя на том, что теперь она постоянно следит за мужем и любая его задержка после работы вызывает в ней новую волну подозрений. Они все чаще ссорятся по пустякам. Журналисты анализируют снимки президентской четы и подмечают важные мелочи: на официальных мероприятиях Франсуа всегда стоит, отвернувшись от Валери, больше не держит ее за руку, а в деловых поездках идет далеко впереди нее, не оборачиваясь.

СМИ уделяют также много внимания подробностям личной жизни «новой подружки президента» – рассказывают, что Жюли Гайе была когда-то замужем за аргентинским режиссером Сантьяго Амигорена, родила ему сыновей Иезекииля и Тадео, но потом развелась. Что она проживает с детьми в Париже, совсем недалеко — вот ведь совпадение! — от Елисейского дворца.

Как-то вечером у Валери сдают нервы. Устроив Франсуа сцену ревности в попытке добиться от него хоть какого-то правдоподобного объяснения, она хватает пригоршню таблеток снотворного и разом их проглатывает. Дальше все происходит, как в кошмарном сне. Без сомнения, это самые драматичные страницы ее мемуаров: «…Франсуа взял меня за руки, подвел к дивану, уложил и…

ушел! Вышел и закрыл за собой дверь! Я забылась долгим сном и открыла глаза лишь в полдень следующего дня. Я поняла это по яркому свету, струившемуся из окон. Было очевидно, что вчера я легко могла умереть, наглотавшись лекарств, а Франсуа даже не удосужился вызвать «скорую». Он просто оставил меня здесь совсем одну. Наверняка сказал прислуге, что мадам устала и ее не стоит беспокоить. Ушел он как раз после вопросов о Жюли. Выходило, слухи все же имели под собой основание? Получалось, он надеялся, что я умру, а он получит долгожданную свободу?

Я схватилась за телефон. Набрала номер мужа и закричала в трубку: — Я могла умереть!

А ты… ты бы сел в тюрьму за неоказание помощи! Как ты мог уйти? Как мог оставить меня в таком состоянии? Я же люблю тебя!»

Прошло время, душевные раны подзатянулись, но Валери ничего не могла забыть — скорее заставляла себя просто не думать о плохом. Однажды вечером ей позвонила знакомая, с которой они общались еще со времен работы в Paris Match. Та сообщила ей неприятную новость: журнал Closer готовит репортаж о президенте и его любовнице-актрисе. В профессиональном кругу репортеры придерживаются негласного этического кодекса — они не подставляют своих коллег без предупреждения. Подруга честно сказала — через неделю разразится крупный скандал, который будет уже невозможно остановить.

Валери Триервейлер, молодая журналистка отдела политики Paris Match, красивая и острая на язык,  всегда оказывалась в центре значимых событий. В Европарламенте. Страсбург, 20 июня 1999 г.

Надо просто морально подготовиться к удару.

Согласно мемуарам Валери, накануне вечером у них с Олландом состоялся серьезный разговор:

«За ужином я спросила у Франсуа: «Ты в курсе, что выходит большая статья о твоей измене? Я хочу знать: они пишут правду?» — «Ты опять за старое? Конечно, это неправда!»

Ответ ее обрадовал. Значит, просто сплетни! За 25 лет работы в политической журналистике Валери прекрасно знала, как формируется общественное мнение. Разве она не ожидала чего-то подобного на фоне резкого падения рейтинга популярности президента? Согласно последним опросам социологов месье Олланду симпатизировали всего 17 % французов.

Поговаривали, что прежний глава Франции Саркози всерьез подумывает о возвращении в президентское кресло. Именно с таких вот «разоблачений» и начинаются большие политические кампании конкурентов.

Франсуа продолжал ужинать, как ни в чем не бывало. Спокойно и невозмутимо, всем своим видом демонстрируя, что тревоги Валери не стоят ни малейшего внимания.

Тем не менее некоторое внутреннее напряжение ее все же не покидало. Вот как Валери описывает события тех дней: «…Надо было собраться, взять себя в руки, пережить предстоящий скандал. Тем более что он явно дутый. Так говорит Франсуа! Поэтому когда от приятельницы пришло короткое СМС: «Завтра» — я даже глазам своим не поверила.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или