Полная версия сайта

Дочь Пуговкина: «Папа просто любил себя и, как все актеры, был тщеславен и эгоистичен»

«После ухода папы из жизни меня стали донимать вопросами: «Почему против вас так ополчилась последняя жена Михаила Ивановича?» Раньше я отмалчивалась, а теперь отвечаю».

Папу любили все: располагающее лицо, компанейский характер. Люди к нему тянулись, с удовольствием угощали, мгновенно становились друзьями...

Мама мне рассказывала, что его бывшая жена пришла на вокзал их проводить. Оглядела маму с ног до головы и вздохнула: «Ну, эту я не перешибу…» Молодая, красивая, одним словом, героиня...

Папа рассказывал, что после развода он продал единственные лайковые перчатки и купил билет до Москвы. На заиндевевшем стекле в купе написал следующее: «Михаил Иванович, ты начинаешь новую жизнь». И действительно, каждый из них устроил свою жизнь: папа — с Александрой Николаевной, мама — с новым мужем, Александром Ивановичем.

Александра Николаевна Лукьянченко, папина вторая жена, была очень интересной женщиной. Она старше моего папы на 11 лет, у нее был муж и две девочки.

Но, видно, Александра Николаевна положила на папу глаз, бросила мужа, а также ради него и сцену оставила — Александра Николаевна была известной исполнительницей народных песен. Мне так смешно сейчас читать «воспоминания» последней жены Пуговкина, где она пишет, что папа «воспитывал ее девочек». А что их воспитывать? Они были уже взрослые. Старшая Юля, переводчица, жила за границей, младшая к тому времени вышла замуж за дипломата и уехала в Норвегию. Папа никогда в жизни ни с какими детьми — родными или чужими — не жил, а уж тем более не воспитывал…

Когда папа еще только встречался со своей будущей второй женой, как-то позвонил маме: «Надь, скажи последнее слово, я все брошу и вернусь!» Но она ответила отказом. С тех пор они больше не общались.

Думаю, Александре Николаевне это было бы неприятно. Она ревновала мужа к прошлому. А он ее умудрялся ревновать безо всякого повода...

А мама в 37 лет снова вышла замуж. У нее началась другая жизнь… и тоже непростая… Как-то, помню, бабушка сказала: «Надя выходит замуж, у тебя скоро будет братик». Ревновала ли я маму к новой семье? Не думаю. У меня был тыл: мой дом в Смоленске со всеми любимыми его обитателями...

Помню, как мамина подруга со смехом рассказывала историю первого знакомства со вторым Надиным мужем. Молодоженов ее подруги с цветами встречали на вокзале, предварительно отдраив Надину комнату в коммуналке. Выходит мама с уже округлившимся животиком, а следом… нечто! У нового маминого мужа в одной руке какой-то таз с веником, а в другой — бутылка.

Кадр из фильма «Иван Бровкин на целине», 1959 г. (Слева направо: Татьяна Пельтцер, Константин Синицын, Михаил Пуговкин и Вера Орлова)

Сам же вдрабадан! Спускается, покачиваясь, со ступенек вагона и шутливо отвешивает всем земной поклон: «Здр-расте!» Мамина подруга потрясенно шепчет ей на ухо: «Надя, по-моему, ты шило на мыло поменяла!» Все на такси едут в Токмаков переулок, выгружают вещи, оборачиваются, а мамин муж из машины ручкой машет:

— Девчонки, через пять минут буду! Накрывайте на стол!

— Саша, Александр Иванович! Мы вам хоть адрес скажем… Куда же вы?

А Саша исчез на пять часов. Все понуро сидят у остывшего борща и Наде мозги прочищают: «Да ты с ума сошла! Кого привезла? И где это явление? Тоже мне подарочек!»

Но потом все встало на свои места.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или