Полная версия сайта

Дочь Пуговкина: «Папа просто любил себя и, как все актеры, был тщеславен и эгоистичен»

«После ухода папы из жизни меня стали донимать вопросами: «Почему против вас так ополчилась последняя жена Михаила Ивановича?» Раньше я отмалчивалась, а теперь отвечаю».

10 лет я стояла на очереди по улучшению жилплощади. Потом два года работала в исполкоме бесплатно, чтобы получить двухкомнатную квартиру в Бауманском районе…

Во всем мне помогал Слава. Мой самый главный выигрыш в жизни — это мой муж. Лучше человека я не встречала. Ленинградец, блокадник, хороший инженер, Слава был и есть мой самый надежный советчик и друг. Это бог меня наградил за все мучения! Когда я привела к папе Славу и сказала, что выхожу замуж, Александра Николаевна за его спиной показала мне большой палец.

А он действительно удивительной доброты человек! Я, сколько себя помню, все время хотела есть. Мой жених постоянно торты мне таскал. В кафе почему-то заказывал борщ, старался меня, худющую, подкормить.

А мне стыдно — тарелку съела и еще хочу! Слава никогда не спрашивал, кто мой отец. Пуговкина и Пуговкина. Мамина подруга, узнав, что он мне сделал предложение, посоветовала: «Выходи за него! А то пропадешь, девка!»

Познакомились мы со Славой на море. Казалось, не должны были встретиться, ведь живем в разных городах: он — в Ленинграде, я — в Москве. А судьба распорядилась иначе. На нашу свадьбу из моей родни приехала только моя сестричка Любочка.

Я родила Мишу в Ленинграде, папа с Александрой Николаевной приезжали посмотреть на малыша. Папа попросил, чтобы его единственного внука назвали Михаилом. К ним в гостиницу «Октябрьская» мы пришли с маленьким Мишей. Помню, в их номере кормлю сынишку грудью, а они смотрят на эту картину и умиляются.

Третья папина жена была моложе его на 20 лет. Моя ровесница... (23-й ММКФ. Михаил Пуговкин с женой Ириной Константиновной, 2001 г.)

Мама Саня сразу же полюбила Мишу, восторженных глаз с него не сводила. Маленький Мишка был невероятно похож на деда, как две капли воды. Смешной, рыжий, конопатый, кудрявый. Замечательно читал Теркина годика в три. Папа смеялся и говорил: «Вот растет моя замена!»

Как только я вышла замуж, в наших отношениях с отцом что-то кардинально поменялось. До этого я все время чувствовала напряжение. А тут наступило потепление. Помню, как впервые в жизни папа вышел меня проводить до лифта. Вдруг в карман кладет десять рублей и шепчет: «Только никому не говори…»

Когда мы переехали в Москву, Александра Николаевна часто нам звонила: «Ну пожалуйста, приезжайте. Я вам такси оплачу». Все по Мишке скучала.

А Слава был ее любимым зятем. Во-первых, молчун, а во-вторых, «золотые руки». Папа в молодости, по его словам, работал на электромеханическом заводе слесарем, но не умел ни лампочку ввинтить, ни гвоздя вбить. Так что если что-то в их доме ломалось — она звала зятя!

Это был лучший период в жизни отца. Александра Николаевна обладала удивительной способностью сплачивать семью. Мы приходили к ним в гости: ее старшие дочки с мужьями и детьми и наша семья. Папа сидел во главе стола. Вино в рот не брал, пил исключительно боржоми. Он где-то по блату доставал дефицитные продукты, а мама Саня делила их на три кучки — кусочек колбаски, икра, сыр — и всем трем дочкам раздавала. Обязательно денежку на такси давала.

Я не хочу сказать, что Александра Николаевна заменила мне маму, но ее помощь и поддержка были ощутимыми.

И с отцом мы только благодаря ей нашли общий язык. Никогда никаких конфликтов у нас не было. Все разладилось, когда умерла Александра Николаевна и в жизни папы появилась эта дама…

Ирина Константиновна работала в Ялте администратором в Обществе знаний, видимо, организовывала артистам концерты. Хотя, по ее словам, училась в институте на старшую пионервожатую. Какая связь, ей богу, не пойму! Когда-то, еще с Александрой Николаевной, папа часто ездил в Ялту, работал там по три месяца. А когда овдовел, тут же в его жизни появилась бывшая пионервожатая.

Я теперь думаю, а с чего все началось? Папа очень тяжело переживал смерть любимой жены. В крематорий папу вел под руку мой муж.

Я себя очень плохо чувствовала и после отпевания Александры Николаевны поехала помогать ее дочерям готовить.

На сороковой день, после поминок, когда все гости ушли, папа остался один. Горе его душило, ведь они с женой прожили 35 лет душа в душу, его можно было понять. Одним словом, он «развязал».

Я приходила к нему, варила щи, кашки по утрам, привезла ему врача. И мы подняли его на ноги. Папа дал мне слово, что больше пить не будет. Помню, тогда он мне сказал: «Эта квартира останется моему внуку Мише…» За язык я его не тянула. И, наверное, если бы была корыстной, позаботилась бы заранее об оформлении наследства. Но я об этом не думала. И никогда ничего у него не просила… А вскоре папа позвонил: «Не волнуйся, лечу в Киев на «озвучку» фильма».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или