Полная версия сайта

Дочь Людмилы Гурченко: «Мама махнула на меня рукой»

Откровенное интервью Марии Королевой, дочери Людмилы Гурченко.

Мне очень жаль, что мама так и не увидела свою правнучку Тасю. Маша с дочерью Леной и внучкой Тасей

И швырнула трубку. На следующий день мне позвонил Сенин: «Гони ключики от квартиры!» Я ответила: «Встретимся в суде».

С этого момента мы перестали общаться с матерью. Все переговоры шли через Сергея Михайловича. Как-то адвокат осторожно предложил мне: «Может, вам стоит с матерью примириться, попытаться поговорить?» Я ответила: «Я-то пожалуйста. Только она, мне кажется, не захочет…» Адвокат сделал попытку, но мама наотрез отказалась идти на мировую. Если бы у нас с ней состоялся разговор, мы бы во всем разобрались. И все могло пойти по-другому… Но, увы…

Через полгода после смерти Лели я подала в суд. Началось слушание дела — «Королева против Гурченко». Суд постановил отдать две трети квартиры маме, а мне — одну треть.

Мамины адвокаты предлагали выплатить мою часть по ценам БТИ. Но я отказалась от десяти тысяч долларов в пользу мамы. Мне важна была эта квартира, потому что она была бабушкина. В итоге мама ее продала. А ведь передать квартиру мне была воля ее матери. И эта воля была не исполнена…

Спор из-за квартиры случился уже тогда, когда других обид хватало… Мама мне не звонила, я ей тоже. Было совершенно ясно, что общаться мы уже не будем. Я с этим смирилась и никого не винила…

Да дело было не только в квартире… Мы действительно разные, мама, как всегда, была права. Для нее главное — это работа. А для меня — моя семья: муж, дочь, внучка, собаки…

Кто-то из «желтой прессы» узнал о судебном процессе, и моя жизнь превратилась в ад!

Меня стали преследовать журналисты, исподтишка фотографировали, спрятавшись за машину, подлавливали у подъезда с диктофоном в кармане. Помню, пристал один такой липучка — идет рядом и вопросы задает, я, чтобы отстал, односложно отвечаю. «Какие у вас отношения с мамой?» — «Я ее очень люблю…» — «А как вы относитесь к ее творчеству?» — «Она молодец, что в таком возрасте продолжает себя реализовывать…» На следующий день читаю бредятину: «Моя мама молодец! Пускай продолжает вкалывать. А я в такой нищенской куртке с тележкой в руках иду за продуктами в магазин и жду наследства». Ну как так можно?!

Когда не стало мамы, через три часа у нас под окнами была толпа людей с камерами. Все каналы телевидения собрались. Репортеры деловито устанавливали аппаратуру у нашего подъезда, передавали «сводки» по телефону в редакции.

Мы оказались в засаде: ни выйти, ни войти. Пришлось раза три вызывать милицию. Но атака продолжалась: нам обрывали телефон, звонили в дверь, мы сидели, забаррикадировавшись в квартире. «Вы поедете на кладбище?» — вопрос из-за двери. Я молчу. «Вы нам должны сказать! Вы нам обязаны ответить!» Кому я обязана? Перед кем должна отчитываться? Это моя личная драма… Это моя мама…

О смерти мамы я узнала из газет. Сергей нам не позвонил, а потом в разговоре с журналистами с обидой сказал: «Мне ее родственники даже соболезнования не принесли».

Я до сих пор мысленно разговариваю с мамой. У меня так много за эти годы накопилось вопросов: «Почему мы тогда так поступили, а ведь могли поступить иначе, и не было бы обид?

Почему не поговорили, не объяснились? Ведь могли бы все исправить, все изменить…» Нет ответа, жаль…

И еще одного мне очень жаль. То, что мама так и не увидела свою правнучку. Многие потом говорили, что она очень хотела повидаться с Тасей. Не знаю, что ей помешало? Андрей Малахов как-то рассказывал, что на одном из модных показов Гурченко вздохнула, кивнув на подиум, где демонстрировали детские вещи: «Вот бы эту шубку для Таси…»

Когда я сейчас смотрю по телевизору фильм «Карнавальная ночь» и вижу мою юную маму, невольно думаю: ведь она на экране моложе моей дочери! Я вижу, как моя Ленка похожа на нее: те же глаза, тот же милый овал лица, та же улыбка... Удивительное совпадение, но и мамину героиню зовут тоже Лена!

Каждый раз замечаю, как на экране светится от счастья мамино лицо, когда ей аплодирует публика. И невольно вспоминаю ее слова: «Когда я слышу аплодисменты — это для меня как взлет в небо, как взмах крыльев, как наркотик, как водка, как адреналин». Все! Аплодисменты….

Благодарим салон «Интерни» за помощь в организации съемки

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или