Полная версия сайта

Оксана Федорова: Мучительный роман

Любимый подарил ей копию короны «Мисс Вселенной» с гравировкой: «Ты навсегда останешься королевой!»

В университете я скрыла, что пошла в модельную школу. Я училась уже на третьем курсе, и звание у меня — старший лейтенант. Сама могла решать, надо мне это или нет

Я в слезы: «Умоляю, оставьте меня! Обещаю, что исправлюсь и буду стрелять лучше всех!» С тех пор я действительно стреляла лучше всех.

Физическая подготовка у нас была очень серьезная. Рукопашный бой, бег, отжимания, прыжки, перевороты, марш-броски...

Окончила я школу милиции с отличием, но, поработав полгода следователем, поняла, что это не для меня...

Раз в неделю у меня было ночное дежурство по городу. Помню, как в первую же ночь я вместе со следственной группой выехала на место преступления. Два крепких парня и я в обычном пиджачке и юбке. Потерпевшие не поверили: «Девушка, вы кто? Мы следователя вызывали!» Пришлось документы показывать.

Однажды ночью раздался звонок. «Милиция, убивают! Приезжайте скорее!» — истошно вопила в трубку женщина. Приезжаем. Перед нами страшная картина: мебель разбита, вещи разбросаны, на диване, вся в синяках, лежит женщина. Когда хулигана задержали, мне поручили это дело. Я пришла в СИЗО к подследственному. Вошла в камеру, села за стол напротив него. Стала зачитывать бумагу: «По статье 261-й…» И вдруг этот человек вскакивает и чуть ли не кидается на меня. Кричит, что-то требует, хватает руками... Я оторопела, а потом быстро нажала под столом специальную кнопку. В кабинет ворвалась охрана и скрутила разбушевавшегося подследственного. Конечно, этот эпизод стал для меня шоком.

А затем был случай скорее забавный, чем страшный. Нашу группу отправили на проверку в загородный дом бывшего воина-афганца.

Там обнаружили огромное количество патронов. Я ходила по окрестным домам и опрашивала соседей, а ребята после обыска писали протокол.

На допросе афганец принялся меня умолять: «Помоги, эти патроны у меня с войны хранятся». «Но это противозаконно», — пыталась я сохранить хладнокровие. Мне стало жаль парня. А это непрофессионально. К его счастью, протокол был заполнен неправильно, и патроны как вещественные доказательства на суде не прошли. Парня оправдали за недостаточностью улик. Наутро он стоял у отделения милиции с цветами, решив, что это я повлияла на результат его дела.

...Я заварила кофе. Отпила глоток и прочитала следующую строчку анкеты: «Образование».

Быстро написала: «В 2000 году получила диплом в Санкт-Петербургском университете МВД РФ. В 2002-м защитила диссертацию «Гражданско-правовое регулирование частной детективной и охранной деятельности в РФ».

Стимулом переехать в Питер стала одна поездка. Однажды осенью нас, третьеклассников, повезли в этот город на экскурсию. Так все и началось: я твердо поняла, что хочу жить только здесь!

1995 год. Я открыла дверь и сделала шаг в новую жизнь... Мне семнадцать с половиной лет, и я еду поступать в Университет МВД. Мама с дедушкой собрали мне в дорогу восемьсот рублей. Тогда на эти деньги можно было купить билеты на поезд плюс недорогие духи. В чемодан сложила свои летние вещи и отправилась в Питер.

Единственное украшение — крестик на шее.

Я поступила. Ура! Но как тяжело было первое время! Порой охватывало такое отчаяние! Я уговаривала себя: «Потерпи. Это твой шанс…»

Семь месяцев мы с Машей, моей подружкой, снимали комнату в пансионате в Стрельне. До университета шли пешком через лес. Ранней осенью еще ничего, а когда наступила зима, стало жутко. Ночь, темно, в лесу то ли волки, то ли собаки воют.

В пансионат приезжали отдыхающие, ходили на процедуры мимо нашей комнатки. Наше жилье — комната с двумя кроватями, душ и туалет. Все бы ничего, только вот зимой очень холодно: в пансионате не было отопления. Я спала в тренировочном костюме и вязаных носках, укрывшись одеялом с головой, пока наконец дед не привез из Пскова калорифер.

В анкете конкурса в графе «Параметры» я записала: «Рост — 178 сантиметров. 88-64-93. Темные волосы, зеленые глаза»

Питались на скорую руку: заливали кипятком сухую лапшу, пили чай с бутербродами.

А тут еще, как назло, наш пансионат решили закрыть. Что делать? Я одна в чужом городе: ни родственников, ни поддержки. Собрала вещи, пришла к своему начальнику и говорю: «Больше не могу, уезжаю обратно!» «Забудь. Иди и учись, все будет хорошо», — спокойно ответил он.

И странное дело! Как по волшебству, мы с Машкой нашли квартиру в районе Московского вокзала. Мой дедушка приехал нам помочь обустроиться. Привез из Пскова этажерку, вставил новый замок в дверь, переклеил обои, починил кровать, прибил шкафчики. Только обжились, через полгода хозяева нам объявляют: продаем квартиру.

И вот мы с этими этажерками, учебниками и стульями — в метро, снова переезжать. Скидывались с Машей по триста рублей на еду, по триста за комнату, еще оставались деньги на конфеты.

А потом, устав скитаться, переехали в общежитие. В первую же ночь по моему одеялу прополз огромный таракан! Я орала среди ночи так, что весь этаж сбежался. Питались как все: картошка, макароны, сосиски, хлеб с маслом. Худышкой я никогда не была. Это потом я похудела на десять килограммов, когда стала моделью...

...Зазвонил телефон: «Мисс Оксана? Через два часа репетиция. Просьба не опаздывать». Я застрочила быстрее. В графе «Параметры» записала: «Рост — 178 сантиметров. 88-64-93. Темные волосы, зеленые глаза».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или