Полная версия сайта

Анна Седокова: «Муж вернулся к той, которая ему дороже»

«Мне иногда кажется, что моя жизнь — какой-то многосерийный фильм. Неужели это действительно было?»

Не всем, как мне, удавалось убежать.

В ночном клубе я проработала недолго — ушла ведущей на музыкальный канал. А вскоре уже другой канал предложил мне стать у руля утреннего шоу.

Утренние программы на телевидении — это каторжный труд. Каждый день приходится вставать в четыре утра, чтобы к пяти успеть на работу. До десяти часов ты должна быть бодрой и жизнерадостной. Но в ту минуту, как заканчивается эфир, кажется, будто кто-то переключает тумблер и внутри тебя — потому что сразу же вырубаешься. Такое ощущение, что не сможешь подняться с кресла. Мысль одна: лишь бы добраться до кровати. И как только это происходит — отключаешься уже до конца дня. Солнца я в то время не видела совершенно. Жила исключительно ночью.

Когда закончился мой испытательный срок в программе, меня пригласили к руководству и поинтересовались, сколько я хочу получать.

Я собралась с духом и выпалила: «Триста долларов!» В ответ хмыкнули: «Только двести пятьдесят». Господи, я тогда думала, что стала миллионершей! Правда, с небес на землю меня вернул коллега, с которым мы вместе вели эфир: «А я попросил полторы тысячи. Стану я тут корячиться за три копейки...» — «И что, согласились?!» — «А куда они денутся...» В тот момент я почувствовала себе законченной, беспросветной дурой...

— Аня, а как вы попали с телевидения на эстраду?

— Совершенно случайно. Но, видимо, внутри я уже была готова к переменам.

Эстрада появилась в моей жизни совершенно случайно. Но, видимо, внутренне я уже была готова к переменам

Научилась правильно держаться, подчеркивать свои достоинства и скрывать недостатки. Без этого в «ВИА Гру» меня никогда не приняли бы…

— Что значит научились?

— Просто однажды я встала перед зеркалом, посмотрела на себя и сказала: «У тебя красивые кудри, милая улыбка и симпатичный подтянутый животик» — никаких других достоинств в своей внешности я не увидела. На тот момент как женщина я еще не сформировалась: ни груди, ни попы не было. Ну нет и нет. Значит, надо обходиться тем, что есть.

Стала распускать волосы, приучила себя чаще улыбаться, носила короткие свитерки и кофточки — это мне шло.

Я тогда ходила на все кастинги. Иногда там собиралось по пятьсот человек.

Как-то давным-давно проходила даже кастинг в группу «Hi-Fi». Не прошла...

Помню, купила в магазине нитки, связала себе топик и пошла в нем на очередной кастинг. Голый живот, копна волос и большое желание петь... Продюсеры слушали меня очень внимательно. И — мой мозг отказывался в это верить — отдали мне предпочтение перед всеми другими претендентками! Я ликовала. Неужели в жизни все-таки случаются истории, похожие на сказки?! Но сказка очень быстро закончилась: как выбрали, так и забыли. Я была еще слишком юной и неопытной, чтобы стать солисткой «ВИА Гры». Мое время еще не пришло.

Попасть в группу удалось только со второй попытки. Я тогда ушла с телевидения и решила напомнить о себе продюсерам группы. Шансов, что меня помнят, было немного. Но попытка — не пытка.

И вот тогда, после второй встречи, меня наконец взяли в группу.

— На вас обрушилась огромная популярность. Ваше трио называют «золотым» составом «ВИА Гры»...

— Популярность на самом деле была невероятная. Я даже не представляла себе, что такое бывает. Но звездной болезни у меня не случилось. Я переболела ею гораздо раньше — когда снялась в клипе одной молодежной украинской группы.

Видео длилось минуты три, я появлялась в кадре секунды на полторы — проходила на заднем плане у солиста. Но когда ролик запустили в телеэфир и я увидела тень, проскользнувшую на заднике, в которой узнала себя, у меня просто началось головокружение от успеха! Я была уверена, что теперь меня знает вся страна.

Популярность, которую я пережила в «ВИА Гре», не шла ни в какое сравнение с тем первым завораживающим ощущением абсолютного триумфа.

— Многие девчонки стремились вам подражать…

— Тогда неожиданно выяснилось, что меня считают красавицей! Хотя я-то знала, что это не так.

Красавицами мы стали благодаря Константину Меладзе. Он лепил нас, как Пигмалион: подбирал платья, макияж, прически, даже высоту каблуков.

Константину я доверяла беззаветно. Он стал для меня отцом, учителем — всем на свете! Тем большим ударом оказалось то, что он меня забыл сразу после того, как я, забеременев, ушла из группы.

Мы были одной семьей — и вдруг я перестала существовать...

Знаете, брак с Валиком дал мне несколько серьезных уроков. Я поняла, для чего бог провел меня через это испытание. Чтобы я родила дочку. Чтобы когда встречу свою половинку, сумела это понять. Но вот в случае с «ВИА Грой» я так и не разобралась до конца, для чего мне эта боль — огромное разочарование в людях. Свой развод я уже пережила. А вот то, что люди, с которыми мы вместе работали двадцать четыре часа в сутки и столького достигли, как будто ластиком стерли меня из своей жизни, — нет...

— Валентин Белькевич был вашим поклонником?

— Он, конечно, знал, что я певица, но поклонение — это не про него. Он сам был великим спортсменом, на тот момент самым известным футболистом в стране.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или