Полная версия сайта

Галина Петрова. Между нами, девочками

Разразился скандал. Про меня стали говорить, что я нахалка. В театре без году неделя, а уже требую...

Невозможно описать, что я пережила в этот момент! Наверное, так чувствуют себя приговоренные к смерти в момент отмены казни. И все из-за чего? В тот день я пришла в театр в новой шапочке — белой с темно-синей вышивкой. На сцене, разумеется, была без обновки, но Галина Борисовна успела ее заметить и оценить. Она большая модница. Я, конечно, сказала, где ухватила эту красоту, и была готова подарить ей шапочку, лишь бы как-то загладить свою вину.

У Волчек прекрасный вкус, она могла бы работать стилистом или дизайнером. Несколько лет назад мы вводили на роль профессора Хиггинса в спектакле «Пигмалион» Сережу Маковецкого вместо Валентина Иосифовича Гафта. Я там уже много лет играю миссис Хиггинс. Галина Борисовна присутствовала на прогоне. В свое время художник Павел Каплевич решил все оформление и костюмы в сиренево-фиолетовых тонах — в цвете фиалок, которые продает Элиза Дулиттл. Но вещи изнашиваются, и когда пришла в негодность моя бледно-сиреневая блузка, костюмеры не смогли найти ткань такого оттенка и недолго думая сшили кофточку цвета молодого поросенка. Увидев ее на мне, Волчек пришла в ужас: «Так нельзя! Надо что-то делать!» На следующий день принесла свою сиреневую накидку — очень красивую. Я в ней до сих пор выхожу на сцену в этом спектакле.

Она не просто талантливый режиссер и дизайнер, но и потрясающая актриса. Чувствует, что сама делала бы в том или ином образе, и не понимает, что другому человеку надо до этого дозреть. Роль должна вырасти внутри исполнителя, он должен ее освоить. Волчек считает, что можно сразу выдать результат, по крайней мере всегда на это надеется. А мне например, нужно время, и она раньше часто кричала на репетициях: «Галя, не шли мне телеграммы в зал!» То есть не переигрывай. Сначала я работаю по грубой схеме, как будто ставлю на сцену кусок бетона и в процессе репетиции отсекаю от него лишнее. Постепенно роль «оборганичивается».

Галина Борисовна долго не могла свыкнуться с таким методом. Потом, уже в окончательном варианте, часто была мной довольна, а в процессе работы, случалось, раздражалась. Иногда раздражение длилось даже после премьеры. Она смотрела и переживала. Волчек очень эмоциональный человек, поэтому иногда говорит: «Я не пойду смотреть эту постановку! Я не выдержу!» И правильно делает — сколько можно рвать сердце. На Галине Борисовне и так огромная ответственность за театр. Нести это бремя очень тяжело.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или