Полная версия сайта

Первая жена Кончаловского: «Андрон разрушил мой второй брак»

Наталия Аринбасарова рассказывает о том, как Андрон Кончаловский разрушил ее второй брак, о детях и радости независимости.

Двенадцатого октября 1974 года зарегистрировали брак, а четырнадцатого октября родилась Катя.

Дочку я рожала в том же роддоме, что и Егора, очень легко и быстро. Так была счастлива, что все прошло хорошо и родилась девочка! Думала, через пару дней отправлюсь домой. Но педиатр, который вел меня после первых родов, уперся:

— Придется задержаться.

— Почему? Я прекрасно себя чувствую!

— Нет, надо понаблюдаться, а то еще начнутся осложнения, как в прошлый раз.

Продержал десять дней.

Николай приносил охапки роз. В палате их не разрешали ставить, и я раздавала букеты врачам и медсестрам. Роженицы наблюдали за этим с нескрываемым изумлением, наконец одна спросила:

— Вы что, разводите розы?

В советское время купить или достать такие цветы было нереально. Где Коля их брал, не знаю. Я ответила:

— Да, у нас за городом целая плантация.

А Двигубскому сказала: «Розы — это, конечно, прекрасно, но лучше принеси что-нибудь поесть». Кормили в роддоме неважно.

Когда нас выписали, Наталья Петровна Кончаловская примчалась со своей подругой, француженкой Жюльет, посмотреть на девочку.

Я все брала на себя. Замужество воспринимала как служение любимому человеку. Мужчины при таком отношении сразу садятся на голову

Стала умиляться:

— Ой, она на меня похожа! Это моя внучка!

— Ну, это вряд ли!

— Ты посмотри, посмотри, нос точно как у меня! У нее пятачочек курносый, и у меня в детстве был такой же!

Наталья Петровна любила меня как дочь, вот и Катю была готова считать своей внучкой. Мы общались до самой смерти Кончаловской...

Когда родилась дочка, Коля предложил: «Егорушка, может, ты будешь звать меня папой? А то Катя подрастет и удивится, почему ты меня Колей называешь». Сын сразу согласился.

Однажды приехала с ним на Николину Гору. Кончаловский тоже там был. Пообедали, стали о чем-то разговаривать, и Егор вдруг сказал отцу:

— Андрон!

Тот опешил:

— Почему ты ко мне так обращаешься? Я же твой папа.

На что бабушка Наталья Петровна со свойственной ей прямотой заметила:

— Это еще надо заслужить, чтобы тебя папой называли...

Я не хотела, чтобы у Егора был комплекс безотцовщины, и всегда говорила:

— Как тебе повезло! У тебя не один, а два папы.

И каких! Андрей Кончаловский и Николай Двигубский!

— Да, я богатый, — кивал мальчик, — у меня два папы, три бабушки, три дедушки. А мама одна!..

Николай, как ни странно, родной дочке уделял гораздо меньше внимания, чем приемному сыну. Я объясняла это тем, что она еще мала. Думала: подрастет и Коля будет с ней играть как с Егором, водить по театрам и музеям. Но когда Катя подросла и пошла в школу, мы с ее отцом расстались. Сейчас удивляюсь, как протянула с ним целых десять лет, хотя, конечно, любила мужа. Но Двигубский категорически не хотел обеспечивать семью, я все тащила на себе.

За эти годы он работал художником-постановщиком только на двух больших картинах — «Зеркале» Андрея Тарковского и «Сибириаде» своего друга Кончаловского.

Гонорары были немаленькие, но деньги семья не увидела, они улетели в трубу. В каком-то смысле я тоже была виновата. У Коли в Америке жил старший брат Михаил. После Второй мировой войны он эмигрировал из Франции в Штаты, но поддерживал связь с семьей, довольно часто звонил. Я много раз предлагала:

— Напиши Мише, пусть тебе сделает приглашение.

— Зачем? Меня все равно не выпустят. Я невыездной.

— Откуда ты знаешь? Надо попробовать.

Мне за него было ужасно обидно. Я не вылезала из заграничных поездок и хотела, чтобы Коля тоже куда-нибудь съездил.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или