Полная версия сайта

Первая жена Кончаловского: «Андрон разрушил мой второй брак»

Наталия Аринбасарова рассказывает о том, как Андрон Кончаловский разрушил ее второй брак, о детях и радости независимости.

— Почему? Пусть уезжает. Я ведь сама его выгнала.

В те времена Коля должен был получить разрешение не только от компетентных органов, но и от бывшей жены. Кстати, когда Андрон уезжал за границу, ему тоже понадобилась такая бумага, при том, что прошло уже лет десять с момента нашего развода. Я должна была подтвердить, что не имею материальных претензий к отцу своего ребенка.

Родители Николая были в ужасе, когда он эмигрировал. Понимали, что больше его не увидят. Тогда было не так просто уехать, даже к родному сыну, да и поздновато менять жизнь в восемьдесят лет. Не знаю, осознавал ли Двигубский, что фактически бросил своих стариков? Его мать тогда почему-то винила во всем меня. Даже поссорилась со мной на этой почве, наговорила гадостей по телефону, хотя раньше всегда поддерживала меня, а ругала сына.

Я заявила, что больше не смогу привозить Катю к бабушке и дедушке: «Вы ведь и ей станете говорить ужасные вещи, и как я потом буду воспитывать дочь?»

Лев Николаевич примчался просить прощения за жену. «Знаете, есть просто дуры, на них грех обижаться, — ответила я, — а есть дуры злые, их прощать нельзя. Извините, но я не смогу простить Галину Олеговну».

Какое-то время не общались, но однажды Двигубские не выдержали и попросили привезти внучку. Я незадолго до этого смотрела по телевизору очень трогательный спектакль об одиноких стариках и вспоминала свекра со свекровью. Думала: как там они одни? Когда позвонили, жалко их стало. Повезла Катю на Ленинский. Сама хотела уйти, но Двигубские уговорили остаться.

На Эльдора я не в обиде, как и на Андрона и Колю.Мне повезло с мужьями, они были незаурядными людьми. Правда, законченными эгоистами

Они так старались наладить отношения! Стол накрыли. В тот день я с ними помирилась.

Стала навещать, хотя выбраться было непросто и ездить далеко. Однажды полезла за чем-то к ним в шкаф, смотрю, а там — сплошь старье и вещи, которые я дарила. Спросила:

— Неужели Коля вам ничего не присылает? Хотя бы на праздники, дни рождения?

— А мы у него ничего не просим, — с горечью ответил Лев Николаевич. И я поняла, как ему обидно. Сын их забыл...

Когда Лев Николаевич умер, я старалась чаще ездить к свекрови, но не всегда получалось. Договорилась со своей подругой Люсей Любомудровой, жившей неподалеку, чтобы она заходила и приносила самое необходимое — хлеб, молоко.

Галина Олеговна сильно сдала, ей все труднее становилось жить одной, и тогда я позвонила Коле и сказала, что надо спасать маму. Он перевез ее во Францию. Квартира на Ленинском в результате пропала, отошла государству. Можно было Катю прописать, но я об этом даже не заикалась, не хотела ничего брать у этой семьи.

Сначала Галина Олеговна жила с Николаем и Франсуазой, правда не в замке, а в отдельном доме. Она дряхлела на глазах, с трудом двигалась и часто падала. Однажды Коля звонит и плачет:

— Наташа, мне так плохо! Мы отдали маму в дом престарелых!

— А почему ты плачешь? Сам ведь жаловался, что не справляетесь, что за Галиной Олеговной нужен постоянный присмотр. Надеюсь, вы отдали ее в хороший дом?

— Да, конечно! Очень хороший и очень дорогой, недалеко от нас.

— Ну и прекрасно. Только навещайте ее чаще.

Катя начиная с 1987 года каждое лето ездила к отцу во Францию и к бабушке ходила каждый день. Она рассказывала, что та стала выглядеть просто замечательно, гораздо лучше, чем в Москве. Галина Олеговна очень ждала внучку, думаю, это ожидание в каком-то смысле и продлило ей жизнь. Умерла она в девяносто пять лет. Конечно, эта женщина принадлежала к особой породе людей, переживших войны, революции. Но и характер у Галины Олеговны был железный, не то что у сына...

Жизнь Двигубского закончилась трагически шесть лет назад.

Он застрелился. Как истинный художник, даже самоубийство превратил в своеобразный перформанс: нарисовал прощальный автопортрет, включил музыку Рахманинова и выстрелил прямо в сердце. Николай все тщательно продумал и подготовил. Сложил в сумки личные вещи, которые были особенно дороги, с тем, чтобы после его смерти их передали на память Егору и Кате.

Я была в смятении, когда узнала о несчастье. Думала: правильно ли поступила, когда рассталась с Николаем, не сломала ли ему жизнь? Но он ведь сам решил уехать или, по крайней мере, поддался на уговоры друга и в сорок с лишним все начал заново, с нуля.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или