Полная версия сайта

Мария Болтнева: «Мама тройняшек либо быстрая, либо мертвая»

«Хорошо помню, как четыре года назад врач, делавшая УЗИ, сказала: «У вас будет тройня!» — рассказывает Мария Болтнева.

Я поначалу боялась: судьба у папы была непростой, складывалась трудно. Но потом все же решилась и не жалею об этом.

Поскольку с Гошей мы так и не расписались и после родов я переехала из общежития в квартиру, которую снял для меня театр, «желтая» пресса сочиняла, что Лежава бросил меня одну с тремя детьми, что я без денег и голодаю. Все это смешно. В действительности я, наоборот, немного поправилась. Выглядела прекрасно, кожа была бархатная, как персик. Никакой послеродовой депрессии не наблюдалось и в помине. На это просто не было времени — про мам тройняшек не зря говорят: она либо быстрая, либо мертвая.

Гоша тоже никуда не девался, приходил, сидел с детьми, когда я играла антрепризные спектакли. Помогал не только он, но и мама, подруги. Так что с трудностями справлялась, в панику не впадала и «грудничковый» период вспоминаю с удовольствием.

В ноябре детям исполнится уже по три года: самый интересный и сложный возраст, когда формируется характер. Вот несколько зарисовок из жизни нашей семьи.

...Камень, брошенный Андреем, летит в Платона и — бац! — попадает прямо в спину. Раздается рев. В гневе несусь к сыновьям, виновнику достается по первое число, хотя я понимаю, что Андрей пока просто не умеет взвешивать последствия своих поступков.

Послеродовой депрессии не наблюдалось.  На это не было времени — про мам тройняшек не зря говорят: она либо быстрая, либо мертвая

Еще он сильно ревнует к братьям, отпихивает их, чтобы пробраться ко мне поближе. Объяснения, что мама любит всех троих одинаково, не действуют. Однажды Андрюха даже сбросил Платона со стола и тот чуть не свернул себе шею. Я долго беседовала с ним с глазу на глаз. Толкаться перестал, теперь если разозлится, кидается всем, что подвернется под руку.

Конечно, я хочу, чтобы дети росли добрыми, открытыми. Для этого надо научить их нормально общаться — вот где требуется поистине ангельское терпение. Пока любая, даже спокойная игра вроде пазлов или паровозиков через десять минут заканчивается дракой. И если Платон — мыслитель, Тима — дипломат, то Андрюшке в нашем трио выпала роль разбойника.

Гоша говорит:

— Андрей в меня. Я в шесть лет телевизор разбил.

— Как?!

— Что-то не понравилось, я взял дедушкин молоток и расколотил наш «Рубин».

— И что с тобой сделали?

— Ничего. Что со мной сделаешь? Убежал.

— Я бы на месте родителей выдрала тебя как следует.

— А меня простили.

— Ну вот она — ошибка воспитания!

Но Гоша пропускает мою реплику мимо ушей и гордо повторяет:

— Андрей точно в меня.

Это еще вопрос: я тоже могла отличиться. Однажды в детском саду набрала корзину тополиного пуха, подкралась к воспитательнице и высыпала его ей на голову. Она меня, понятно, наказала, я рыдала с подвываниями, хотя прекрасно понимала, что получила за дело. В общем, у Андрюши достойные гены со стороны и папы и мамы. Но мы считаем, главное не давить на ребенка, а просто его любить.

Перед тем как дети уснут, я посижу у каждой кроватки: это время наших разговоров один на один. Когда свет погашен, мальчишкам легче откровенничать: «Мама, был гром, но Тима не испугался» или «В лесу было страшно».

Они у нас очень эмоциональные, восприимчивые, с ярким воображением. Вот, например, недавно показывала им фотографии дедушки Андрея, моего папы.

— Он живет на небе, вы его никогда не видели.

— Я видел, — откликнулся Платон.

— Где?

— На улице.

— И что дедушка Андрей там делал?

— Ничего. Просто смотрел на нас.

У меня от этих слов прямо мороз по коже...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или