Полная версия сайта

Кира Прошутинская о Гурченко: «Муж спасал ее от усталости и отчаяния»

Он всегда был рядом с ней. Вернее, на шаг позади (или в стороне). Не из-за комплексов. Просто так ему было виднее, что нужно той, кому он искренне и преданно служил.

Начало… Москва, июнь 1993 года

А потом подписал. Он не хотел думать о том, что ждет его завтра... «Завтра» наступило. Галя уехала, объяснив-утешив его, как ребенка, что они остаются семьей, просто пока будут жить отдельно и приезжать друг к другу в гости. Но жена своего добилась: когда она с дочкой и родителями уехала в Израиль, Сергей долго жил с ощущением, что у него по-прежнему есть семья.

Он проводил своих родственников только до Кишинева. Три дня не мог прийти в себя, ко всем переживаниям добавилось еще одно, унизительное: не он, а от него ушла женщина...

Но работа вроде бы лечила. Или просто заглушала боль, решала проблемы. Теперь по собственному опыту я точно знаю: «лечение» работой — это иллюзия, данная нам для того, чтобы не сойти с ума.

С Галей они долго не общались, ее семья, как все тогда, проходила какую-то адаптацию-проверку в других странах.

А спасительных мобильных телефонов, из-за которых теперь и ты и тебя могут достать где угодно, еще не было...

Он делал очередную картину совместно с поляками — они пригласили его как продюсера. Работа была масштабная и авантюрная. То, что удалось организовать Сенину для съемок в Польше, тянуло на много миллионов долларов. Но он об этом не знал и не думал. Просто радовался, что в те, еще советские времена по просьбе польского режиссера за бутылку водки сумел организовать выезд главного героя в «Чайке» из Спасских ворот, достал уйму старинного раритетного оружия и договорился о бесплатном посещении Мавзолея для съемочной группы.

А потом всей группой они поехали в Польшу.

Это был первый выезд Сенина за рубежи нашей родины. Он жил в гостинице, и у него уже был телефон жены Гали в Израиле. Каждый день он звонил ей, и они от души болтали, не думая о времени. Когда польский директор увидел его счет за разговоры, резко побледнел, но ничего не сказал. И расплатился. Все-таки какие жантийные эти поляки! А может, просто практичные: они сильно сэкономили, заплатив за многомиллионный труд Сенина всего пять тысяч баксов. А ему-то казалось, что он теперь самый богатый человек в мире! Правда, пройдясь по варшавским магазинам в поисках подарков своей израильской семье, понял, что не так уж это и много. И слегка обиделся на поляков.

Прошел год. Он собрался в Израиль к родственникам. Галя работала официанткой. И он до сих пор не понимает, ради чего она уехала. Говорить, что ради ребенка, — смешно. Дети очень быстро вырастают, и теперь уже неизвестно, захочет ли его дочь Арина оставаться там. А вот Галя с ее талантом экономиста, с ее тренированными для кино мозгами, с ее коммуникабельностью могла бы быть супер в сегодняшнем кинематографе. Конечно, она сильный человек и заранее понимала, через что придется пройти, прежде чем снова стать кем-то на новом месте. А еще были простенькие обывательские мысли, что мы так и будем жить в нищете и разрухе «совка». И уж никак она не могла себе представить, что всего через несколько лет жизнь наша станет не то чтобы прекрасной, но вполне сносной для того, чтобы ездить, куда захочешь. И жить, как тебя устраивает.

Дальше привожу честный сенинский рассказ о том, что ждало его в Израиле, о чем ему не очень хочется ни вспоминать, ни говорить.

Но это, Сергей, было! И нельзя жизнь редактировать так сильно даже из-за вашего понятного и оцененного мной благородства.

Короче говоря, его встретили, привезли домой. Он гордо отдал в семью все оставшиеся деньги, заработанные в Польше. Галя сказала: «Я сейчас поеду на работу» — и исчезла. И началась странная для него жизнь: Арина все время плачет, бабушка с дедушкой ее водят на танцы и всем как-то неловко, потому что жена в эти дни так и не появилась.

Тут перехожу на прямую речь Сенина: «Сижу я в этом долбаном Израиле.

Проходит день, два, я спрашиваю у тещи: «А где Галя?» И начинается какая-то фигня. Понимаю, что происходит что-то темное, непоправимое. Подождал я, а потом вмазал две бутылки «Столичной», которые привез с собой. Родители жены почувствовали, что ситуация становится взрывоопасной, и появилась Галя. С мужчиной, которого, оказывается, я знал!!! Дело в том, что к этому времени она уже начала заниматься организацией гастролей наших артистов в Израиле. И как-то по телефону сказала мне, что работает с «очень хорошим человеком». Он скоро будет в Москве по их совместному проекту, так что нужно поддержать его, потому что в Израиле он помогает их семье. Я помогаю ему во всем, сопровождаю, что-то устраиваю. А выясняется, что они уже давно живут вместе! И снова была боль, не столько от того, что Галя ушла, а от того, как это было сделано.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или