Полная версия сайта

Вдова Алексея Консовского откровенно о жизни с мужем

«…Впервые Алексея Консовского я увидела в 1933 году в Доме отдыха Малого театра — бывшем имении драматурга Островского…»

Такой я была, когда познакомилась с сыном вождя

Потом, когда кино станет цветным, поклонники Алтайской увидят, что эти искрящиеся веселой дерзостью глаза — разные: один карий, другой зеленый. И сразу пойдут досужие разговоры о том, что на Руси это всегда считалось «ведьминской приметой». Огня в «инквизиторский костер» добавят коллеги Алтайской — рассказами о ее взрывном темпераменте и совсем не добром остроумии.

При известии о женитьбе Консовского внутри ничего не дрогнуло. Мое сердце вообще было долго свободно, несмотря на то, что вокруг вилось множество поклонников.

Первая любовь пришла, казалось бы, в самое неподходящее время — в разгар войны...

Летом 1941 года я стала студенткой актерского факультета ВГИКа, зимой ездила по воинским подразделениям в составе фронтовой концертной бригады под руководством Андрея Гончарова — будущего худрука Театра имени Маяковского, а в 1942 году в одной из актерских компаний познакомилась с Юрой Михайловым. Он воевал, был ранен, списан в запас и с первого захода принят в Щепкинское училище. Мы поженились, в 1943 году у нас родился сын Володя. Однако семьи не получилось. Довольно скоро я поняла, что любитель преферанса и шумных застолий, страстный поклонник женской красоты, весельчак и балагур Юра Михайлов — не лучший спутник жизни. Слава богу, расстались без скандалов и смогли сохранить дружеские отношения.

Юра посмеивался: «Смотри, не успела стать свободной женщиной, как вокруг тебя рой женихов!» Если и преувеличивал, то не слишком. Однажды я удостоилась внимания даже Василия Сталина.

В конце сороковых, получив звание кандидата в мастера по конному спорту, все свободное от театра время я проводила в Манеже, тогда это здание использовалось по прямому назначению — для тренировок и выступлений спортсменов-конников. В тот раз приехала в Манеж с маленьким Вовкой и одним из своих поклонников — офицером-чекистом.

Делая очередной круг, натыкаюсь взглядом на невысокого симпатичного офицера в форме военного летчика. Дождавшись, когда подъеду, он, улыбаясь, интересуется: — На лошадках катаетесь?

Презрительно фыркаю:

— На лошадках не катаются, а ездят или скачут!

Один глаз у Веры был карий, другой — зеленый, на Руси это считалось «ведьминской приметой». Вера Алтайская  фильме  «Светлый путь». 1940 год

Дурак!

И пришпорив коня, мчусь дальше. Вдруг вижу: через весь манеж ко мне бежит чекист-воздыхатель. Схватил лошадь под уздцы, в глазах — ужас. Спрашивает:

— Ты что, обалдела?! Это же Василий Сталин!

Оглядываюсь на «оскорбленного», а тот смеется. Дернув плечом, парирую в полный голос:

— А нечего идиотские вопросы задавать!

Сталин еще пуще хохочет, аж слезы рукой вытирает.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или