Полная версия сайта

Бари Алибасов: «Я — Алибасов! А вы никто и звать никак!»

«Величайший дирижер Герберт фон Караян не брал в оркестр женщин только потому, что их нельзя было бить…»

С Лидой Шукшиной

Узнав, что «звезда балета» устроилась в другую танцгруппу, вздохнул с облегчением. Однако надежды на то, что, найдя новый объект, Оксана отстанет от Левкина, не оправдались. С Володей стало твориться нечто невообразимое. О жене и дочке он теперь даже не вспоминал. Все мысли, все разговоры — только об Оксане. Во время двухмесячных гастролей по Германии чуть не весь гонорар потратил на международные звонки.

По возвращении группы в Москву ситуация усугубилась. Левкин стал пропускать репетиции, просиживая часами в зале, где занимался балет. Когда Оксана появлялась в раздевалке, бросался к ней: «Ты устала? Садись, я тебя обую». Встав на колени, надевал ботинки, завязывал шнурки.

Ребята и девочки из танцевального коллектива, для которых «на-найцы» были небожителями, отводили глаза от неловкости, что Левкин так стелется.

Я навел об Оксане справки и получил информацию, в общем-то, ожидаемую: девочка — акула, которая ищет состоятельного бойфренда и поставила себе цель во что бы то ни стало закрепиться в Москве. Уже несколько суток не спал, ломая голову, как вытащить Левкина, когда в «желтой» газете с миллионным тиражом вышла статья «Затраханные кумиры». Такого скопления лжи и грязи читать еще не приходилось. Если бы речь шла только обо мне, скомкал бы и выбросил. Но автор статейки подрывала репутацию группы, наносила оскорбление ребятам и клеветала на женщину, которую я очень любил. Мои отношения с Лидой Шукшиной журналистка Снежинская назвала пиаром, за участие в котором известной актрисе якобы заплатили деньги.

Такое оскорбление в отношении Лиды я стерпеть не мог. От меня, «на-найцев» и Федосеевой-Шукшиной было подано заявление в суд с требованием опровержения и выплаты морального вреда. Забегая вперед, скажу: процесс длился несколько месяцев, но мы его выиграли. Правда, сто тридцать миллионов, которые потребовал взыскать с издания и журналистки суд, так и не получили. На счету газеты был ноль, из имущества — два обшарпанных письменных стола. С автора статьи взять тоже было нечего...

Алены Снежинской уже нет в живых — она умерла в июле 2009 года в возрасте тридцати двух лет от кровоизлияния в мозг. Говорят, «ничего не предвещало», «как гром среди ясного неба». Но мне кажется, Алена предчувствовала скорую кончину.

Потому что позвонила и попросила у меня прощения. Я простил. Простил ей и публикацию «Затраханные кумиры», и нелепое обвинение в том, что нанял бандитов, которые, подкараулив ее у подъезда, выбрили полголовы и побили. Ничего подобного я не делал и не мог сделать. Мне вообще было не до нее — шел очень бурный период жизни в группе «На-На».

Лида на судебных заседаниях держалась с большим достоинством. Но я видел: внешнее спокойствие дается ей с трудом, и очень переживал. К тому времени мы были знакомы уже года два и стали по-настоящему близки. Такого душевного родства, доверия, такой взаимной нежности прежде у меня не случалось ни с одной женщиной. Даже с супругами, а ведь женат я был ни много ни мало — пять раз. Другая исключительность Лиды состояла в том, что мне пришлось ее добиваться.

Долго и упорно. Впервые в моей богатой романами жизни.

Мы познакомились на вручении кинонаград «Ника». Оказались рядом в зале. Я просто кожей почувствовал, как неприятен соседке. Она и сидела отодвинувшись, и на вопросы отвечала сухо, коротко. Но к концу вечера мне все-таки удалось расположить ее к себе. И даже получить согласие на встречу в ресторане. За ужином мы проговорили часов пять, не меньше. Потом, когда станем близки, я спрошу:

— Признайся: пока мы с тобой не познакомились, ты терпеть меня не могла?

— Признаюсь. Кстати, в актерской среде тебя очень многие не любят.

— На них мне плевать. А ты-то за что?

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или