Полная версия сайта

Мария Кожевникова. Так же, как все

«Всегда мечтала не о свадьбе, а о венчании. Для меня важнее брак перед Богом, чем перед людьми».

Если возникают вопросы, консультируюсь с экспертами или читаю необходимую литературу, потому что мне хочется помочь людям. Конечно, я не всесильная фея, и во многих проблемах есть такие подводные камни, которые обойти не получается, но я честно иду до конца, испытывая истинное удовольствие, когда у моей работы есть реальный результат.

Иногда попадаются аферисты. Недавно мужчина попросил помочь ему оформить социальные выплаты. Якобы он в одиночку воспитывает двоих детей: они с женой в разводе и живут раздельно, а доход в семье меньше, чем должен быть. Я спрашиваю:

— У вас есть свидетельство о разводе?

— Зачем? — пожимает он плечами. — Вы ведь можете запросить любые бумажки.

— А вы уже обращались в органы социальной защиты?

— Нет.

Сразу к вам пришел.

— Но я не занимаюсь социальными выплатами. А документ о том, с кем остались дети, у вас имеется?

— Документ? Мы просто договорились, что они останутся со мной. Вы можете прийти и проверить.

— Нет уж, давайте вы сами соберете все бумаги и обратитесь в органы соцзащиты. А если там откажут, я подключусь.

Я и раньше много работала, но сейчас степень ответственности совсем другая. Года полтора назад я стала членом попечительского совета детского дома № 39.

Он находится в Подмосковье в поселке Зеленоградский. Ребята у нас просто удивительные — умные, добрые, талантливые. Один малыш, шестилетний Ваня, так читает стихи, что можно заслушаться. Я стараюсь не выделять талантливого мальчика и со всеми общаться одинаково, чтобы не думали, что у меня есть любимчик. Они очень серьезные — не по годам. Как-то тринадцатилетний Андрей вдруг спросил: «Мария Александровна, а что у нас с законами? Почему пиво продолжают рекламировать? Я против того, чтобы рекламировали алкоголь, особенно в Интернете. Почему нас заставляют пить?» Я поразилась, как не по-детски он мыслит, и рассказала о том, как провожу антиалкогольные рейды и добиваюсь выполнения запрета на продажу спиртного несовершеннолетним. Зачастую заставить работать магазин по закону оказывается гораздо сложней, чем принять поправку к Закону о рекламе.

В детских домах, школах-интернатах восемьдесят-девяносто процентов «социальных сирот».

Я не искала счастья, оно само пришло в момент, когда я была готова принять этот подарок судьбы и наслаждаться каждой его минутой...

С пьянством многие из таких детей знакомы не понаслышке. Настрадались от родителей-алкоголиков, но все равно продолжают их любить какой-то особой любовью. Была одна история, имя девочки не хочу называть. Ей тогда исполнилось четырнадцать. Она договорилась с мамой, лишенной родительских прав, что они вместе пойдут получать паспорт. (Та иногда приходила в детдом.) И вот девочка приехала с воспитательницей в назначенное время к паспортному столу, стала ждать. Матери нет. Девчушка заволновалась и уговорила свою спутницу съездить к ним домой: вдруг что-то случилось. Они долго стояли под дверью, звонили, стучали.

Девочка плакала, кричала: «Мамочка, я тебя прошу, я тебя умоляю, открой, пожалуйста! Я так тебя люблю!» Та была дома — они слышали пьяный смех из квартиры, — но не открыла. Трудно представить, что творилось в душе у ребенка. Эти дети растут сиротами при живых родителях, которые просто забыли о них. А дети все равно на что-то надеются, так как родительские права можно восстановить. Не случайно большинство ребят старше десяти лет категорически отказываются от усыновления.

Мне близка «детская» тема. И одна из моих законодательных инициатив связана с увеличением доли детского вещания на нашем телевидении. Я сама с удовольствием снялась бы в фильме для детей, уже говорила нескольким продюсерам: «Согласна работать без гонорара». Но заниматься детским кино никто не хочет. «Отбить» вложенные деньги можно только за счет телевизионного показа, а каналы не берут такие фильмы, ведь в них нельзя демонстрировать рекламу.

Сейчас для меня работа в Думе приоритетна.

Я больше не снимаюсь в кино, а все, что в последнее время выходит на экраны, было снято за несколько лет до моего избрания в парламент. Исключение я сделала для кинокартины «Красные горы». Съемки проходили в июле-августе — во время моего официального отпуска, когда другие депутаты отдыхали. Это фильм о войне. Мой дедушка прошел всю Великую Отечественную: принял свой первый бой в Сталинграде и встретил Победу в Вене. Он мне очень много рассказывал о фронте, и я всегда мечтала сняться в военном кино. Эта работа была для меня душевной потребностью. Очень благодарна продюсерам и режиссеру, которые ради меня перенесли съемки на лето.

Считаю, что картины о войне надо снимать и показывать молодежи как можно чаще. Ведь тогда — в горе, на пороге смерти — люди старались помочь друг другу, были гораздо более открытыми и искренними, чем мы сейчас. Если уж тратить свободное время, то только на достойное кино. В прошлом году удалось выкроить всего полторы недели, чтобы съездить в отпуск с любимым человеком...

Пока мы живем в гражданском браке. Заключать официальный нет ни времени, ни особой необходимости. Я всегда мечтала не о пышной свадьбе, а о венчании. Для меня гораздо важнее брак перед Богом, чем перед людьми. Странно, что у нас не венчают, если пара не зарегистрирована в ЗАГСе.

Самое главное, что я любима и люблю. Если я творческий человек, то он абсолютный прагматик.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или