Полная версия сайта

Мария Кожевникова. Так же, как все

«Всегда мечтала не о свадьбе, а о венчании. Для меня важнее брак перед Богом, чем перед людьми».

Ведь рассмешить людей гораздо труднее, чем заставить плакать. Двенадцать часов шесть дней в неделю генерировать позитивную энергию — тяжкий труд! Иногда плакать хочется, а надо улыбаться! Роль Аллочки Гришко долго мне не давалась. У других актеров тоже не все получалось. За первую неделю сменились три режиссера и продюсеры разбирали с нами каждую сцену. Учили быть смешными.

Недавно встречалась с Артуром Джанибекяном — основателем и многолетним президентом Comedy Club и одним из продюсеров «Универа», вспомнили, как мы подписывали контракт. Обговорив свои условия, я попросила такие же для другого актера. Сказать, что у Артура на лице было возмущение и удивление, — не сказать ничего. Сейчас понимаю, что это было непрофессионально, но тогда мне казалось, что это справедливо: работать одинаково и получать одинаковый гонорар.

Все четыре года в «Универе» я боролась за права — свои и чужие.

У нас, например, были переработки. Если съемки выходили за рамки двенадцатичасовой смены, световикам платили сверхурочные, а гримерам нет. Это были женщины, многие — с детьми, но когда гримеры пытались отстоять свои права, им предлагали найти другую работу, если здесь не нравится. В результате к директору отправилась я. И когда аргументы закончились, в ход пошел шантаж, что я не выйду на съемочную площадку, пока не наступит справедливость.

Для меня это один из главных жизненных принципов. За справедливость я борюсь с раннего детства. И уже в школе из-за этого возникали проблемы.

С мамой Маргаритой Валентиновной и папой Александром Викторовичем

У нас, как, наверное, в каждом классе, был мальчик, над которым издевались. Дети в подростковом возрасте бывают очень жестокими. Я за него заступалась, а однажды даже подралась с главным хулиганом. Его отец был местным чиновником, и мою маму вызвали в школу. Но она даже не ругала меня, знала, что просто так драться не буду, хотя всегда учила быть спокойной и разумной. А с тем мальчиком потом случилась беда: устав от унижений, он начал качаться, чтобы стать сильным, и упал с турника, сломав позвоночник.

Я выросла, но так и не научилась следовать маминому совету: сохранять спокойствие и нейтралитет. Какая-то неведомая сила по-прежнему заставляет биться за правду и справедливость. Я порчу отношения с людьми, теряю интересные проекты, но ничего не могу с собой поделать.

Кстати, в «Универе» одно сражение я тоже проиграла. Пыталась «облагородить» свою героиню, но так и не смогла. Просила, чтобы из текста роли убрали злополучное слово «пипец» — Аллочкино любимое. Говорила и продюсерам, и сценаристам:

— Нас смотрят дети! Мы не можем так выражаться!

— Нынешние дети знают и не такие слова! — отвечали мне.

Да и с аргументом, что это говорит не Мария Кожевникова, а персонаж Алла Гришко, спорить было бессмысленно. Пришлось смириться. Жизнь показала, что я не зря волновалась...

За несколько лет съемок жутко устала и поняла, что не расту как актриса, хотя и работаю на износ.

Поэтому заранее предупредила продюсеров, что в следующем сезоне сниматься не буду. Недавно из сериала ушел и Виталий Гогунский. Надо сказать, что несмотря на царские условия, за которые продюсерам огромное спасибо, ребята от физических нагрузок неоднократно попадали в больницы с самыми разными диагнозами. Я держалась, помогло спортивное прошлое.

Наступила долгожданная пауза, я стала много ездить, бывать на всяческих мероприятиях и вскоре почувствовала, что мои интересы все больше смещаются из творческой сферы в сферу общественной деятельности. В принципе, это было вполне естественно. Раньше мир был сужен до размеров съемочной площадки, а когда его границы раздвинулись, в нем нашлось место для новых людей и событий.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или