Полная версия сайта

Татьяна Тарасова о своем великом отце, отношениях в семье и фильме «Легенда N17»

В Зале хоккейной славы в Торонто под портретом отца прочитала: «Мир должен быть благодарен России за то, что подарила ему Анатолия Тарасова». Нет пророка в своем отечестве...

В тот вечер армейцы проиграли. К слову, чемпионом СССР хоккейный клуб ЦСКА под руководством отца становился в общей сложности рекордные семнадцать раз.

А наутро папу вызвали в Спорткомитет и сняли с него звание заслуженного тренера СССР. Он вернулся домой, ушел в спальню, рухнул на кровать и заплакал: было горько от того, что с ним, преданным стране и спорту человеком, обошлись несправедливо. (Через полгода звание вернули.) Плачущим я видела отца всего лишь два раза в жизни — в этот день и еще когда всей семьей попали в автокатастрофу.

Мы с родителями и старшей сестрой Галей, как всегда, отдыхали дикарями в Крыму, жили в палатке, разводили костры, готовили на огне еду. Папа научил меня плавать, просто выбросил из лодки в море и сказал: «Греби!»

Страха не было, ведь он находился рядом и в любое мгновение пришел бы на помощь. С ним вообще не покидало чувство защищенности. Особенно когда сажал меня на плечи и нес. Казалось, весь мир лежал у моих ног.

Отпуск закончился, мы загрузили вещи в багажник нашей «Победы» и помчались в Москву, за рулем, конечно же, был папа. Где-то под Харьковом на полной скорости влетели в разлитую на шоссе лужу масла, машину моментально закрутило, занесло и ударило о столб. Я спала на заднем сиденье и проснулась от сильного удара: ручка двери пробила мне голову. Полно крови, дикая боль. Отец склонился надо мной, по его лицу катились слезы. К счастью, произошло это неподалеку от сельской больницы, где мне наложили швы и забинтовали голову. Сотрясение мозга дает о себе знать и сегодня, я страдаю страшными головными болями и мигренями.

В сложных жизненных ситуациях рядом с ним всегда находилась мама.

В четыре года родители отдали меня в секцию фигурного катания

Более преданного человека у отца не было. Родители познакомились в Московском институте физкультуры. Мама была лыжницей, папа учился на курсах Высшей школы тренеров при этом вузе. Он играл в футбольной команде ВВС и в команде по хоккею с мячом. Профессии тренера в сегодняшнем ее понимании тогда не существовало, хоть Высшая школа и готовила тренерские кадры. Как правило, функции наставника выполнял самый авторитетный игрок. В команде ВВС отец был играющим тренером, выстраивал стратегию и тактику матча, проводил тренировки.

С мамой они прожили пятьдесят семь лет. Золотую свадьбу отмечали с размахом на даче, пригласив друзей и соседей, пели и плясали под гармошку.

Мой племянник Леша запомнил, как дедушка с бабушкой шутливо пикировались.

— Я ее взял из деревни, — рассказывал папа.

К слову, мой дедушка по маминой линии был главврачом Тульской губернии, делал уникальные операции, его портрет висит в местном краеведческом музее. Мое пристрастие всех лечить — от него.

— Как не стыдно, Толя?! — возмущалась мама. — Епифань не деревня, а райцентр в Тульской области. И вообще, жениться на мне ты не торопился. Не подплыла бы к тебе в бассейне и не пригрозила, что утоплю, если немедленно не сделаешь предложения, так бы и тянул время.

— Молодой был, — оправдывался папа и добавлял смеясь: — Разве мог знать, что ты — лотерейный билет, по которому я выиграю «Волгу»?!

Вот как он отзывался об их с мамой браке.

Расписались родители первого августа 1939 года, утром папа сдал последний экзамен, потом они сходили в ЗАГС. Мама по торжественному случаю принарядилась: надела единственное ситцевое платье и белые носочки. В институте все ходили в тренировочных штанах и парусиновых тапочках, которые бесплатно выдавали студентам. Папа подарил молодой жене вазу и букет гвоздик. Но не обычных, а мелких. С тех пор гвоздика стала нашим семейным цветком. А вечером отец отбыл в Одессу тренировать местную футбольную команду «Динамо». Уезжая, оставил дома записку: «Мам, я, кажется, женился».

Когда вернулся, молодая семья поселилась на 2-й улице Бебеля: у бабушки была комната, разделенная перегородкой, в коммуналке на втором этаже двухэтажного деревянного дома. Через два года там родилась моя сестра Галя.

Во время войны мама на стадионе «Динамо» готовила для фронта бригады бойцов-лыжников. Папа состоял в команде ВВС, которую патронировал Василий Сталин, в действующую армию их не призывали, но на передовой отец побывал, рыл окопы под Москвой. Однажды маме позвонили: «Команду ВВС перебрасывают в Арзамас, срочно принесите мужу шерстяные носки на Курский вокзал».

Трамваи уже не ходили. Когда мама наконец добралась до вокзала, там было столпотворение. Стало понятно, что найти в таком водовороте отца нереально, и вдруг слышит крик: «Нина, Нина!»

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или