Полная версия сайта

Татьяна Тарасова о своем великом отце, отношениях в семье и фильме «Легенда N17»

В Зале хоккейной славы в Торонто под портретом отца прочитала: «Мир должен быть благодарен России за то, что подарила ему Анатолия Тарасова». Нет пророка в своем отечестве...

Но сейчас появилась надежда: что-то начало меняться, сдвинулось с места.

Для отца гимн Советского Союза никогда не был пустым звуком. Слава Фетисов вспоминал, как участвовал когда-то в матче молодежного чемпионата мира с финнами: «Накануне я немножко загулял, играл уже и в составе взрослой сборной, так что к этому матчу позволил себе отнестись несерьезно. В результате перед третьим периодом мы проигрывали две шайбы. Сидим в раздевалке понурые, вдруг распахивается дверь, на пороге Анатолий Владимирович Тарасов. Увидел меня и выдал по полной: «Ты — лидер сборной, а ползаешь по льду как таракан! Тебе не стыдно позорить армейский клуб?!» А потом вдруг снял шапку и запел гимн Советского Союза.

У всех мурашки по коже. Мы выскочили на лед и порвали несчастных «фиников».

Слава приезжал к отцу, когда его пригласили играть в НХЛ, советовался, как лучше подготовиться. Отец посвятил ему весь день, показал множество специальных упражнений, которые помогли Фетисову настроиться на силовой хоккей. В память о папе мы по сей день сохраняем со Славой добрые отношения. Американцы снимали фильм о Фетисове и заглянули к нам в Загорянку. Слава стоял около нашего крошечного домика и показывал съемочной группе лес, где отец его когда-то тренировал.

Вспоминаю и еще один случай, который демонстрирует, насколько искренним патриотом своей страны был отец. Я подружилась с Мариной Нееловой и пригласила ее в Загорянку.

Папа обожал собирать грибы. С соседом по даче

Папа принял нас, как всегда, хлебосольно, накрыл стол, шутил, ухаживал за дамами. Когда Марина вышла из комнаты, поинтересовался:

— Кто она?

— Актриса, играет в «Современнике».

Марина вернулась, веселье продолжилось, и вдруг папа спрашивает Неелову:

— А ты Зою Космодемьянскую играла?

— Нет, Анатолий Владимирович.

— А хочешь сыграть?

— Да боже упаси!

Что тут началось...

— У вас нет ничего святого! Антисоветчицы! — кричал папа. — Убирайтесь из моего дома!

Мы похватали дубленки и, выскочив на улицу, сели в мой «жигуленок». А он не заводится ни в какую — мороз был градусов тридцать. Потыркались-потыркались, вдруг из дома вылетает отец, рвет дверцу.

— Выходите! — садится за руль, с полоборота заводит машину, прогревает и... глушит мотор. — Ладно, антисоветчицы, пошли допивать.

Чуть позже папа пошел в библиотеку ЦСКА и прочитал всю имевшуюся там прессу о Нееловой: рецензии на спектакли и фильмы, интервью. А потом позвонил Марине:

— Ну здравствуй, великая актриса современности.

— Кто это? — растерялась та.

— Это Толя Тарасов.

У Марины чуть сердце из груди не вырвалось. А папа с тех пор к ней только так и обращался: «Великая актриса современности».

Отец не принял Перестройку, был убежден, что распад Советского Союза — непоправимая ошибка. Он не мог смотреть телетрансляции со съездов народных депутатов, нервничал, подскакивало давление. Утешало его одно: «У Нинки и девок хоть деньги после моей смерти будут. Я столько книжек написал, станут получать мои авторские». Отец был человеком неприхотливым, роскошь не любил, ходил по преимуществу в спортивном костюме, стригся в простой парикмахерской за семнадцать копеек. В сберкассе на книжке у него лежало тридцать шесть тысяч советских рублей, заработанных, как он говорил, «на виду у всей страны».

Когда одна за другой начались денежные реформы, мы уговаривали его снять все и во что-то вложить:

— Папа, давай хоть дачу побольше купим.

На тридцать шесть тысяч можно было тогда приобрести трехэтажный особняк.

— Зачем? Мне хватает и этой.

— Но деньги могут просто пропасть, обесцениться.

— Этого не может быть! Власти не могут так поступить с народом.

Папа не верил, что у людей отберут заработанное потом и кровью.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или