Полная версия сайта

Владимир Шевельков о том, как чуть не ослеп, любимой жене и работе барменом

«Знаю, что должен сейчас подойти к нему и сказать: «Слышь, ты, урод, давай выйдем, поговорим!», но молчу. Женщина, заплакав, уходит, а вслед ей несется издевательское: «Гы-гы-гы!!!»

В конце концов, стало ясно: судьба подарила мне встречу с женщиной, ради которой я готов круто изменить свою жизнь. Ирина дала согласие не сразу. Почему? Да кто ж знает? Разве есть на свете мужчина, способный разобраться в том, что творится в голове женщины? Как бы то ни было, но спустя три года Ира сказала «да».

Расписались мы в 1992-м. Мне шел тридцать второй год, Ирине «стукнуло» двадцать два. В 1994-м у нас родился сын Андрей, через семь лет — дочь Саша. Став моей женой, Ирина ушла с работы и с тех пор занимается домом. Во взглядах на роль мужчины и женщины в семье у нас разногласий нет: муж зарабатывает деньги, жена ведет хозяйство.

Поначалу случались периоды, когда с этими самыми деньгами было туговато, но вскоре до богатых дяденек дошло, что реклама — и впрямь двигатель торговли. Теперь уже не мы бегали за заказчиками, а они — за нами. У меня даже создалось впечатление, что при таком налаженном процессе я без ущерба для дела могу принять предложение сняться в фильме «Сердца трех» по роману Джека Лондона. И во время работы барменом, и когда раскручивал рекламный бизнес, мне нет-нет да звонили из актерских агентств — приглашали на пробы. Как правило, отвечал отказом. Отечественный кинематограф ушел в «шоу», и картины другого жанра случались нечасто. С 1987 по 1992 год я снялся всего в шести фильмах: только в «Вишневых ночах» сыграл главную роль офицера НКВД, а в остальных — «Щенке», «Нечистой силе», «Поездке в Висбаден», «Ловкаче и Хиппозе» и «Жажде страсти» — персонажей второго плана.

Эти работы не требовали моего долгого отсутствия в рекламной компании, другое дело — съемки в «Сердцах трех». Но я, повторюсь, был уверен: поскольку механизм идеально отлажен, он очень даже спокойно сможет действовать и без моего руководства.

Да и команда на «Сердцах трех» подобралась такая, что грех было отказаться от участия: друзья-«гардемарины» Жигунов и Харатьян, Игорь Владимирович Кваша, Владимир Борисович Сошальский, Алена Хмельницкая! Первый фильм имел успех, стали снимать продолжение. Играл я с огромным удовольствием, но вырываясь на пару дней в Питер, видел: рекламное агентство без меня разваливается. Кое-как «залатывал дыры», возвращался на площадку, а в следующий раз находил бизнес, куда было вложено столько сил, в еще более плачевном состоянии.

Сын Владимира Шевелькова Андрей уже студент второго курса юридического факультета

И я дал себе зарок: десять лет не снимаюсь. По окончании работы в «Сердцах трех-2» взял в кино тайм-аут и даже не десять, а двенадцать лет отказывался практически от всех предложений — исключение сделал только для детской фантастической комедии «Время «Х»: новые приключения Электроника». У меня уже была семья, которой я должен был обеспечивать достойный уровень жизни, а кино такой возможности не давало.

Став специалистом в рекламе, я обнаружил, что есть еще одна сфера, в которой хотел бы себя попробовать, — музыкальное видео. И вскоре судьба предоставила такую возможность: я познакомился с Татьяной Булановой. Без ложной скромности скажу, что сделанные мной клипы на песни «Только ты», «Мой ненаглядный», «Ясный мой свет», «Вот и солнце село» остаются лучшими у Тани.

Они и сегодня — живые. От них не пахнет нафталином.

Всего сняли семь клипов — и расстались. Мы немного устали друг от друга, а главное, если мне и в голову не приходило советовать Булановой, как петь, то ее продюсер и тогдашний муж начал «фонтанировать идеями» по поводу съемок и монтажа. Распрощавшись с Таней, я сделал еще несколько музыкальных видео для других исполнителей, а потом вдруг отчетливо понял: рекламой мне заниматься гораздо интереснее. Постановщик клипов связан определенным форматом, который с каждым годом все настойчивее требует присутствия в кадре «поющих трусов», дешевой эротики, примитивных штампов. А в роликах — простор для творчества. В них можно создать среду, где будут рыцари, кони, каркающие вороны, срываемые ветром листья, струи дождя, сверкающие молнии...

И не важно, что действо продлится на экране всего полминуты, — главное, я все это пережил. А еще получил очередной бесценный опыт как режиссер. К середине нулевых у меня за плечами было уже с полтысячи таких «опытов», поэтому, приняв предложение сыграть роль старшего лейтенанта Павла Иконникова в сериале «Опера. Хроники убойного отдела», попросил продюсеров дать возможность самому что-то снять. Главный продюсер сериала Ольга Манеева не сразу, но доверила мне одну серию. А после этого — еще и еще одну.

Постановщики в «Операх» постоянно менялись, и я, пока работал как актер, таких клоунов насмотрелся, такого сброда режиссерского!

Постановщиками были и недоучившийся студент, и артист-эпизодник… И каждый пытался внести свою лепту в отношения внутри давно сложившегося «ментовского коллектива». Приходит очередной «мэтр» на площадку и делится посетившим его ночью «озарением»:

— А давайте, у Ларина и Дукалиса теперь плохие отношения будут?

Я шалею:

— Ты что, дурак, что ли? Они пятнадцать лет вместе, родней родных друг другу стали! Какие плохие отношения, откуда?!

— Я так вижу. Пускай Дукалис на Ларина обидится.

И начинает пороть такую ахинею, что волосы дыбом!

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или