Полная версия сайта

Владимир Шевельков о том, как чуть не ослеп, любимой жене и работе барменом

«Знаю, что должен сейчас подойти к нему и сказать: «Слышь, ты, урод, давай выйдем, поговорим!», но молчу. Женщина, заплакав, уходит, а вслед ей несется издевательское: «Гы-гы-гы!!!»

Владимир Шевельков

Знаю, что должен сейчас подойти к нему и сказать: «Слышь, ты, урод, давай выйдем, поговорим!», но молчу. Женщина, заплакав, уходит, а вслед ей несется издевательское: «Гы-гы-гы!!!»За полгода работы за барной стойкой я увидел и пережил столько, что навсегда перестал писать стихи.

Н а экраны только что вышли «Гардемарины, вперед!», где я сыграл князя Оленина. Харатьян и Жигунов «чешут» с концертами по стране, собирая огромные залы и хорошие гонорары.

По сотому, тысячному разу поют: «Не вешать нос, гардемарины!» Я люблю Димку и Серегу, но ненавижу эту песню, а еще мне очень неловко, что фильм, в котором принимал участие, имеет такой успех. По-моему, «Гардемарины» — не кино, а бутафория. Попса. Вроде песенного хита «Белые розы» на эстраде. Я понял это уже в начале съемок. Вслед за частным открытием пришло другое, более глобальное: в ближайшие годы только «попсовый» жанр и будет востребован.

Я не хочу участвовать в «шоу-кинематографе», отклоняю практически все предложения, поэтому и приходится стоять за стойкой бара в ресторане «Десерт-холл»: наливать в стаканы виски и водку, смешивать в шейкере коктейли, варить кофе. После долгих мытарств старшему брату удалось, наконец, оформить аренду помещения рядом с Адмиралтейством, и его предложение поработать вместе пришлось как нельзя кстати: мне нужно было чем-то себя занять и иметь возможность, спустившись с небес на землю, обдумать свое будущее.

Знакомства в милиции, по чьему заказу я только что сделал фильм о безопасности дорожного движения, страхуют семейный бизнес от двух главных «геморроев»: навязывания ментовской «крыши» и наездов рэкетиров. В конце восьмидесятых подобных нейтральных территорий в Питере было раз-два и обчелся, поэтому очень скоро наш ресторан стал одним из главных тусовочных мест бандитов разных мастей и криминальных группировок. Именно в этом качестве наше заведение будет фигурировать в бестселлере «Бандитский Петербург», основанном на реальных фактах. То время хранится в моей памяти нарезкой кадров и эпизодов.

Владимир Шевельков с Натальей Журавлевой в фильме «В моей смерти прошу винить Клаву К.»

Вот в бар вваливается компания и высыпает на стойку горсть женских украшений.

— Привет. Плоскогубцы есть?

— Не знаю. Надо спросить. А что это у вас?

— Это, типа, наш бизнес.

Все понятно: ребята — наперсточники, дурят несчастных теток, которые в надежде раздобыть хоть немного денег на еду для семьи ставят на кон свои перстеньки и сережки. Парни выдирают плоскогубцами из цацек камушки, отодвигая их в одну сторону, покореженное золотишко — в другую. Спустя неделю — вжик! — кадр второй: у всех на шеях толстые золотые цепи. Через месяц — вжик! — все на «БМВ» и «мерседесах». Еще через два — вжик! — короткие заметки в криминальной хронике: убили Петю, Васю, Юру, стаканы с водкой, накрытые кусками черного хлеба, и «братаны» с лицами чернее тучи.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или