Полная версия сайта

Екатерина Кузнецова: «Евгений Пронин долго не знал, как ко мне подступиться»

Недавно отдыхала в Турции. Ко мне подходили украинские туристы: «Катя, мы вас любим! Смотрим «Кухню» и другие сериалы»

С Прониным мы познакомились на съемках сериала «Сердцу не прикажешь»

Одна радость — программа была короткой, всего пять минут. Ее посмотрел папа и удивленно спросил: «Катя, почему ты безостановочно машешь руками? Такое ощущение, что это сурдоперевод». А я жестикулировала, чтобы не выглядеть «говорящей головой».

Первый национальный — государственный канал, там принят сухой, официальный стиль. Наша программа была весьма пресной и статичной. Я пыталась хоть как-то оживить картинку. Предложила: «Давайте наденем на меня вышиванку (так называется рубашка с вышивкой — важнейший элемент украинского народного костюма. — Е.К.). Почему я выхожу в эфир в футболках? У нас же не MTV, а национальный украинский канал!» Генерировала и другие идеи, но никто не слушал, и я сдалась.

Платят деньги первого и пятнадцатого числа — и ладно. В кино все было так непредсказуемо, неопределенно...

Меня заметили после телевизионного конкурса «Танцюю для тебе» на канале «1+1» — благотворительного проекта, в котором участвовали профессиональные танцоры и «любители». У каждой пары был свой «подшефный» ребенок, на его лечение предполагалось потратить денежный приз. Одному требовалась операция по пересадке костного мозга, другому — реабилитация после ожогов. У нас с танцором Маратом Нуделем была особая миссия: мы зарабатывали средства на строительство Дома сказки для детей, больных лейкемией. В Украине живет замечательная женщина — психолог Ривиль Кофман. Она сама когда-то победила рак и создала уникальный метод исцеления онкобольных — «сказкотерапию».

Оставалось только построить специальный центр, в котором можно было бы проводить прием детей.

Три месяца работали как проклятые, без выходных. По субботам выступали в прямом эфире, а в воскресенье утром снова встречались на репетиции. Иногда я чувствовала, что больше нет сил, но вспоминала детей, ради которых мы бились, и снова выходила на паркет. Несколько раз ездили с Маратом в онкоцентр. Там лежали дети от двух до пятнадцати лет. Они смотрели на нас огромными глазами, в которых стояла боль, и тихо просили: «Пожалуйста, выиграйте! Вся надежда — на вас!»

Мы выиграли. По тогдашнему курсу приз составил сорок тысяч долларов. Для строительства медицинского центра этого было маловато. В финале шоу в прямом эфире один крупный украинский чиновник произнес прочувствованную речь о необходимости творить добро и пообещал: «Я сам добавлю денег, и мы построим Дом сказки!

«Женя сказал: «Выходи за меня». Мы были у нас дома. Я пекла пироги. Услышав эти волшебные слова, чуть не расплакалась от счастья»

Это наше общее дело!» Мы с Маратом обрадовались, бросились его обнимать. Люди зааплодировали, у многих на глазах были слезы.

Через несколько дней позвонили к нему в приемную:

— Вы хотели помочь...

Он отчеканил:

— У меня сейчас нет такой возможности.

— Но вы же обещали!

— Да мало ли что обещают перед камерой!

Я была в шоке. Как так можно? Но не зря говорят: Бог все видит. Через какое-то время узнала, что у этого человека диагностировали рак головного мозга. Мне неизвестно, как сложилась его судьба...

Но мир не без добрых людей. Очень обрадовалась, услышав, что благодаря упорству Ривиль проект постройки Дома сказки возрождается.

Сейчас удивляюсь: как я все успевала? Учиться, работать, сниматься, танцевать. А тут еще в начале второго курса у меня случился роман.

Мы познакомились в кафе. Он был красивый, стройный, образованный, хорошо воспитан. Старше на четырнадцать лет. Говорил, что влюбился с первого взгляда, и вел себя как романтичный киногерой: усыпал лепестками роз лестницу в нашем подъезде, дарил необыкновенные подарки, выполнял любые мои желания.

Я не знала, чем он занимается, в ответ на мои вопросы следовала неизменная улыбка: «Когда-нибудь все расскажу».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или