Полная версия сайта

Виктор Логинов. Время платить долги

Родители начали пить. Помню, как бегал по городу в поисках матери, тащил ее на руках через весь район...

Родители начали пить. Помню, как бегал по городу в поисках матери, тащил ее на руках через весь район... Как приехал забирать папу из «психушки» после того, как он «схватил» белую горячку и вышел со второго этажа через окно…

— Хочешь, погадаю? — предложила мне молоденькая девчушка, тасуя старые, засаленные карты. Дело происходило на Сахалине, куда я приехал из родного Кемерово на заготовку рыбы, чтобы подзаработать. Но путина не шла, заняться было решительно нечем, и я подумал: почему бы нет? Правда, спросил недоверчиво: — А ты умеешь?

— Гадали как-то с девчонками...

Она разложила карты и начала нести абсолютную ерунду: дескать, не пройдет и полугода, как жизнь у меня кардинально изменится.

Появятся в ней и дальняя дорога, и казенный дом, и даже таинственная пиковая дама.

В ответ я лишь рассмеялся. Никаких изменений в своей судьбе не ждал. Никогда не мечтал о славе, представить себе не мог, что переберусь в Москву, стану востребованным актером и телеведущим. И уж точно не догадывался, что всю жизнь проведу совсем как мой герой Гена Букин из сериала «Счастливы вместе» — женатым и с детьми. Мне было восемнадцать лет, и вот уже три года как я встречался с прекрасной девушкой, бывшей одноклассницей.

Работал в крошечном, но настоящем театре, учился на заочном отделении Екатеринбургского театрального института. Подумать только: Витька Логинов, у которого шрамов на голове больше, чем пальцев на руках, стал студентом! Будущее рисовалось только яркими красками. И хотя представлял его не вполне четко, одно знал наверняка: из одуряющего однообразия, в котором протекала жизнь родителей, я уже вырвался.

Не хотел, как отец, каждый будний день появляться из-за угла дома ровно в 18.00. По нему можно было сверять часы. Заводская смена заканчивалась в 17.15. Десять минут уходило на то, чтобы помыться-переодеться. От цеха до проходной ехать пять минут. На городском автобусе пятьдесят второго маршрута до нашей остановки двадцать три минуты. Наконец, еще семь — чтобы дойти до угла дома. Засыпал отец с книжкой по электромеханике на животе — он был электриком высшего разряда.

Мы жили в Кемерово. Мама и папа всю жизнь проработали на заводе

По субботам ездил к родным в деревню попариться в бане, по воскресеньям мучился похмельем.

Мы жили на окраине Кемерово, сразу за домом начиналась промзона: маленькая речка, трубы, заводские корпуса, бараки с заключенными. Дальше простиралась тайга.

Иногда район заволакивало желтым дымом, а в воздухе остро пахло эфиром. Это означало, что на отцовском «Прогрессе», который выпускал ракетное топливо, произошел очередной выброс. Чтобы как-то дышать, приходилось заматывать лицо тряпкой. Об авариях на «Прогрессе» в городе молчат до сих пор. Хотя на местном кладбище есть целые захоронения погибших рабочих. Недавно, показав на мраморную плиту, на которой пятнадцать имен, батя признался, что это была его смена: к счастью, кто-то попросил подмениться, оттого и жив остался.

Мальчишками мы часто забирались на территорию завода и там, как золотоискатели, намывали через сито из сточных вод пороховату, которая великолепно взрывалась.

Наш Кировский район считался самым бандитским в городе. Вел я себя соответственно обстановке: крови родителям попортил. Отец меня ни разу не ударил, а вот мама лупила так, что будь здоров.

Лет в пять, играя во дворе в казаков-разбойников, я устроил под крыльцом штаб. И объявил представителями вражеского лагеря всех девчонок. Но перед тем как пытать, врагов следовало «спалить», другими словами — обнаружить. И я велел всей шайке-лейке снимать трусы. За этим занятием нас застукала соседка.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или