Полная версия сайта

Мария Куликова. Основной инстинкт

«Матросов достался мне в тяжелый период, конфликты вокруг детей опустошили его. Я на аркане тащила его из депрессии».

Осознание происшедшего как абсолютного чуда пришло позже. Стрелка моего внутреннего тумблера переключилась на ответственность и страх. Сразу же позвонила ассистентке, объявив, что больше на самолетах не летаю, чем привела ее в изумление, потому что я просто фанат аэропортов и перелетов, но не поездов. Первый после звонка шаг делала с такой осторожностью, чуть ли не на цыпочках, будто сокровище, поселившееся во мне, может вывалиться при ходьбе.

Но главное, я носила эту тайну еще месяц в себе, никому не сказав ни слова! Страх потерять перемешался с беспокойством за близких, которые обрадуются, а потом, если вдруг что не так, это обернется болью и горечью. Сказала, когда нельзя уже было не сказать, как-то вечером, без всякой помпы. И Денис, услышав, не кружил меня на руках по комнате, не вопил, не бросился осыпать цветами и купать в шампанском — все было понятно без излишней театральности.

Он стоял ко мне вполоборота, молча, и по его напряженной спине я ощущала все, что с ним происходит. В эту его безмолвную реакцию было столько вложено... Какой ошеломляющий фурор произвела — чувствовала кожей.

Беременность не приносила мне никаких особых хлопот. Но было непривычно играть спектакли: обычно работаю на зал с полной отдачей, а теперь хотелось отдаваться без остатка только одному процессу — выращиванию того, кто у меня внутри, и я очень быстро ушла со сцены. Нет ощущения, что окончательно, Александр Анатольевич Ширвиндт очень тепло ко мне относится, думаю, что продолжение следует. И практически сразу «слилась» отовсюду, со всех киносъемок.

Не тянуло на солененькое или сладенькое,  мои гормоны повели себя в ногу со временем — мне сию секунду захотелось... улететь в Рим

Осталась лишь в одном проекте, который в трепетно-вялотекущем режиме приближался к финалу.

Меня не мучил изнуряющий токсикоз, а я не мучила мужа, как когда-то мамина подруга тем, что требовала сопровождать ее в советскую столовую, чтобы хлебать там кислые общепитовские щи и жевать плохо ощипанную холодную курицу. Меня не тянуло на солененькое или сладенькое, мои гормоны повели себя в ногу со временем — мне до смерти, немедленно, сию секунду захотелось... улететь в Рим. Позвонила Граховой, она хозяйка турагентства: «Я хочу в Рим. На три дня. Имею право. Матросов не может. Боишься отпускать одну, айда со мной. Вопросы есть? Вопросов нет». Она обалдела, но построилась, собралась меня сопровождать. Денис был шокирован настолько, что не знал, как реагировать: никогда и никуда отдыхать без него не ездила, он так растерялся, что отпустил молча.

Вы спросите, почему в Рим?

Не знаю, не было мечты побывать там, вот просто — закидон. В общем, улетели. У меня впервые не было желания фотографировать, бегать по музеям, просто хотелось гулять по городу. Шел проливной дождь, улицы пусты. И хотя наша прогулка была спонтанна и бесцельна, интуитивно мы наткнулись на все то, что нужно посмотреть. Завершая чудесные римские каникулы, съездили во Флоренцию. Но из-за ледяных дождей в Москве погода была нелетной, нас из Италии не выпустили. Бедный Матроскин жутко перепсиховал, просто по потолку ходил в то время, как мои каникулы с шиком растянулись на неделю. Нас поселили в роскошном номере «Хилтона», поили прекрасным вином, выделили бесплатный автобус, который возил куда захочется.

Но это как раз тот случай, когда я пошла на поводу у своего желания и поплатилась за своеволие и эгоизм.

Вернувшись домой, я заболела, простудившись под римским дождем, Денис ругал меня и был совершенно прав. Если не считать новогодней ночи в обнимку с градусником, слава богу, обошлось без осложнений, но могло быть иначе. И уж больше я не дергалась. Закончив последнюю картину, ушла в декретный отпуск, и это был полный кайф. Ходила в кино, на спектакли, в оперу, на выставки. В обычной жизни я стойкий товарищ, придерживаюсь строжайшего режима питания, профессия обязывает, а тут — отрывалась. Принялась готовить всякие кулинарные вредности: печенку с грибами со сливочными подливками, семгу с лисичками, курицу с овощами под соусом терияки, холодные творожные торты, пасту — и поедала все это, как Гаргантюа, жадно и сладострастно, лакируя сверху невероятным количеством мороженого.

Меня раздуло килограммов на двадцать пять!

Я наслаждалась, а Денис наслаждался тем, что жена такая круглая, ему нравятся пухленькие: «Какие же вы все дурочки. Вранье, что мужчинам нравятся худые, таких единицы!» Теперь он страшно разочарован, что снова сижу на диетах, дескать, ухватить не за что, и ждет не дождется следующей беременности. Тем более что жена особо не капризничала в этом состоянии. Но одна непременная обязанность у него была — каждый вечер делать мне массаж. Иногда он отпрашивался: «Прости, можно сегодня не буду? Устал, нет сил». И королевским жестом я позволяла: «Ладно, прощаю».

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или