Полная версия сайта

Николай Иванов. Время растить сады

«Я дошел до такой степени тоски, что не мог адекватно поддерживать отношения с людьми.… Как наркоман».

И без тени кокетства говорю: вот как отцу своему благодарен за то, что он меня в детстве порол, так по-настоящему благодарен Богу за все, что пережил. Иначе сегодня не оказался бы там, где я есть.

Чисто технически было так. Та самая Аллочка, обручившая нас с Мотей своим кольцом, сначала рассказала, а потом привела в храм священномученика Антипы на Колымажном дворе. Пришел и ощутил то, что так люблю, по чему так соскучился и чего так мало осталось в нашей жизни — «там русский дух, там Русью пахнет». Перед глазами пронеслись какие-то картины из пушкинской «Метели», «Евгения Онегина», да вся наша классическая литература, Чехов, Достоевский пропитаны здешним духом.

Я увидел женские лица, полные внутренней красоты, которые будто сошли с полотен русских художников. Вдруг понял, как прекрасна женщина в платке и в длинной юбке и как это отзывается во мне, потому что где-то в позвоночнике от рождения заложено, что женщина должна выглядеть именно так. И понял, что мне нравятся бородатые русские мужики, по одному взгляду которых и жена, и дети замолкают или несутся выполнять что должно. Увидел все это, и мне захотелось быть среди них и с ними — и я бы с удовольствием с бородой ходил, но профессия не позволяет.

Мы в первый раз в жизни исповедались и причастились. После исповеди отец Димитрий трижды по русскому обычаю поцеловал меня и, обняв, сказал: «Ну, вы уж не оставляйте нас теперь, Коленька». И я отчетливо понял, что не оставлю, что попал туда, где тебя любят и примут любым.

Не поползав по самому дну, я не понял бы ценности простых взаимоотношений, не разглядел бы, прошел мимо своей настоящей любви

Попал туда, куда так давно хотел. Жаль только, что не раньше, но как это ни банально прозвучит: всему свое время.

И мы с Мотей теперь уже хотим стать как все. Только как все православные люди. Нам это нравится, но мы ни в коем случае никого не агитируем, никому не навязываем свой новый образ жизни. Тем более что до настоящего Православия, до его глубины и красоты нам еще идти и идти. Но надо же с чего-то начинать, хотя бы с того, что можешь: посты соблюдать, детей рожать, молиться, причащаться. А от людей, живущих вне храма, как батюшка говорит, мы отличаемся лишь тем, что знаем, что грешим. Хоть и стараемся этого не делать.

Как-то даже разводиться собрались. Так мне пришлось по нраву бородатое главенство мужа над женой, что я от усердия чуть лоб не расшиб!

Все, мол, должно быть по-моему, а ты, жена, слушайся и молчи. В общем, заставь дурака Богу молиться…

И ведь развелись бы, но мы уже знали, куда за помощью бежать. Явились к отцу Димитрию: мол, все, батюшка, расстаемся. И он сказал очень простую вещь: «Все должно быть смазано любовью». Вышли от него, сели в машину и опять ругаемся:

— А ты…

— Нет, это ты!

Наташа — резко:

— Останови машину!

Я:

— Зачем?!

И вдруг она заплакала и говорит:

— Я тебя поцелую!

Остановились, поцеловались, посмеялись — и дальше поехали. Слава Богу, пока едем…

Недавно был в своей деревне. До сих пор, как следы от вырванных зубов, вместо хорошеньких домиков еще видны страшные, грязные ямы. Буквально воронки после войны. Но посаженные когда-то хозяевами молодые деревца разрастаются в сады — такие красивые весной. Хорошо, когда после людей на земле остаются сады…

Редакция благодарит за помощь в организации съемки салон элитной мебели «Интерни».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или