Полная версия сайта

Павел Глоба: «То ли еще будет!»

Увы, XXI век — век природных катастроф. В ближайшие 200 лет Земле грозят бесконечные катаклизмы.

«Ваша жизнь тоже может прерваться внезапно», — сказал я Панкратову-Черному. В день убийства Талькова Александр попал в реанимацию

Обратить внимание на звезды меня заставил дед — мамин отец. До революции он окончил Военно-медицинскую академию в Петербурге, служил военным врачом. Совсем молодым участвовал в Русско-японской войне. Его отец, мой прадед, побывал на Кавказе, в Иране, откуда привез жену — мою прабабушку. В нашем роду в основном славяне с легкой примесью немецкой, литовской, татарской и даже тунгусской крови. Но внешностью я пошел в персидских предков.

По семейной легенде, астрологией серьезно занимались мои предки именно по персидской линии. Во многом благодаря этому ею увлекся и мой дед. А поделиться своими знаниями ему было не с кем. У близких просто не хватало времени вдаваться в тонкости звездной науки. Дочь — моя мама — работала операционной сестрой, потом стала врачом в институте Склифосовского.

Я предсказал Талькову, что в тридцать пять он может умереть. Игорь был убит, не дожив до тридцать пятого дня рождения меньше месяца

Ей было не до выкладки звездного неба. Зять, служивший в Cтудии военных художников имени Грекова, больше интересовался живописанием батальных сцен. Благодарного и заинтересованного слушателя дед обрел только с рождением внука.

Вслед за ним я с удовольствием погружался в таинственный звездный мир. Меня завораживали названия зодиакальных созвездий: Лев, Рак, Весы, Стрелец... Непонятно было только: как и почему знаки зодиака влияют на характеры и судьбы людей? А может, и не влияют вовсе? Я решил раз и навсегда развеять свои сомнения.

В школе мне нравилась одна девочка.

— А ну-ка, что ты можешь про нее сказать?

 Аллегрова обратилась ко мне, когда у нее украли «мерседес». Я произвел расчеты и показал на карте, что его прячут в Южном порту

— спросил я деда, назвав день рождения своей избранницы.

— Водолей тебе не подходит, — он покачал головой. — Ничего у вас не выйдет. Капризная, взбалмошная, вертит кавалерами как хочет.

Я был просто потрясен. Меня поразило до глубины души, что дед, который не видел одноклассницу и ничего о ней не знал, так точно обрисовал предмет моих страданий. Она действительно была такой — девушка-блондинка, моя первая несчастная любовь.

Ссылаясь на расположение звезд, дед не советовал мне летать на самолетах, и я долгое время избегал этого: не страдаю аэрофобией, просто не хотел искушать судьбу. Ведь меня предупреждали не только звезды, но и знак на ладони — звезда на бугре Марса. Точно такую же я видел у людей, большинства из которых нет уже на этом свете.

Хирология, изучающая руку человека, смежная с астрологией наука, они прекрасно дополняют друг друга.

В популярной в свое время программе «Взгляд» работал журналист — Артем Боровик. Году в 1990-м он делал со мной интервью, в котором я как раз объяснял, почему не летаю. Он протянул свою ладонь:

— А у меня такой знак есть?

Знак был...

— Тебе нельзя летать, — сказал я.

Но Артем только посмеялся:

— Я постоянно в разъездах. Такая уж у меня профессия.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или