Полная версия сайта

Александр Стефанович. Пугачевочка. POST SCRIPTUM

Жизнь богемы в эпоху развитого социализма.

Я подумал, что Сергей Владимирович разнесет его сейчас по кочкам. А он очень тихим и спокойным голосом произнес: — Мме-мметрдотель, вы почему не встретили меня у двери?

То есть произнес самую правильную в подобной ситуации фразу. Дал понять, что тот не исполняет свои служебные обязанности.

Когда до толстяка это дошло и когда он, наконец, понял, кто его об этом спрашивает — не просто депутат и Герой, но и главный редактор «Фитиля», — ему стало плохо. Он весь трясся и лепетал:

— Извините, извините, прошу вас, ну, бывает, простите, мы все исправим...

Нас усадили за особый столик на возвышении и спросили, чего желаем.

— Нн-на ваше усмотрение, — протянул Михалков.

Через пять минут стол заставили деликатесами — икрой, рыбой, закусками, разлили по рюмкам коньячок двадцатилетней выдержки. И мы с удовольствием пообедали.

Михалков попросил счет. Метрдотель подал его и полушепотом озвучил:

— Одиннадцать рублей двенадцать копеечек.

Михалков переспросил:

— Вы уверены?

На столе красовались яства на целый банкет.

— Абсолютно, — подтвердил толстяк.

Алла и Галя — жена Анатолия Брусиловского, работавшего художником на фильме «Пена»

Сергей Владимирович отсчитал рубли и спросил:

— Саш, что-то у меня мелочи нет. Посмотри у себя...

— Да, вот есть двадцать копеек.

— Двадцать не надо, дай двенадцать. Они на чай не заработали...

У меня с Сергеем Владимировичем сложились особые отношения. Он был моим соавтором, покровителем и учителем.

Когда я смонтировал «Дорогого мальчика», Михалков приехал на «Мосфильм» посмотреть готовый фильм. Естественно, для него показ организовали в директорском зале, где когда-то принимал картины Сталин. И вот появляется Сергей Владимирович — не один, а с каким-то серьезным мужчиной в черном костюме и при галстуке.

Садимся в зале, и я шепотом спрашиваю:

— Сергей Владимирович, это кто?

— Самый главный для тебя человек, — так же шепотом отвечает он.

Я думаю: «Неужели кто-то из отдела культуры ЦК КПСС? Или из Госкино? Может, новый министр?»

Гаснет свет, звучит веселая музыка, мелькают лихие кадры. Я поглядываю на товарища в черном костюме. Он сначала сохраняет серьезность, потом начинает хихикать, а в конце уже хохочет в голос и хлопает себя по коленкам. Зажигается свет, и Сергей Владимирович спрашивает его:

— Ну как?

— Смотрится, — отвечает мужик. — На такой фильм можно с женой сходить и детей привести. Музыка хорошая, и артисты отлично играют.

— Ну и лл-ладушки, — произносит Михалков. Мы спускаемся по лестнице, и я ему шепчу:

— Так кто же это?

— Я же сказал — твой главный зритель, — отвечает он.

— Из ЦК? — уточняю я.

— Из какого еще ЦК?! — усмехается Михалков. — Это мой шофер Гена.

— Вы меня обманули, — обиделся я.

— Я тебя не обманывал, Саша, — объяснил Сергей Владимирович. — Ты что, для ЦК фильм делал? Или, может, для министра кинематографии Ермаша?

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или