Полная версия сайта

Ирина Шмелева. Мое американское счастье

«В Америке я помалкивала, что актриса. Так там представляется каждая официантка, мечтающая покорить Голливуд».

В своем офисе на Манхэттене

Я привыкла к американской жизни и уже не представляю, как могла бы жить по-другому. Хотя жить совсем без творчества для меня все-таки невозможно и иногда я принимаю предложения поучаствовать в каких-то проектах. С удовольствием сыграла в пилоте комедийного телесериала «На Брайтоне». Познакомилась на съемках со своей любимой актрисой Еленой Соловей. Она живет в Нью-Джерси, в городке Фэйр-Лоун, и снимается в небольших ролях в американских фильмах.

А вот от пары театральных проектов мне пришлось отказаться. В одном режиссер не смог противиться своей жене, когда она вдруг решила ввестись на мою роль. В другом постановщик вел себя удивительно некорректно. Я подошла к работе со всей серьезностью. Режиссер сначала меня хвалил и говорил, что я, оказывается, хорошая актриса, а потом начал ругать, ему вдруг разонравились мои волосы, внешность, и в конце концов он стал обращаться со мной так, будто я не заслуженная артистка России, а какая-то дурочка из переулочка.

Пыталась поговорить с ним: «У тебя что, крыша поехала? Я приезжаю, трачу свое время, протискиваюсь сквозь пробки, паркую машину за немалые деньги. И ты после этого так со мной разговариваешь? Ты должен меня уважать хотя бы за то, что я на тебя «за идею» работаю!» Хочется работать в любви и радости, кнуты и пряники не для меня. У меня все внутри цепенеет и я не могу сниматься, если режиссер без видимой причины орет или говорит тебе бог знает что. У меня сейчас нет времени и желания заниматься все равно каким творчеством. Если сниматься, играть на сцене, то в чем-то значимом, интересном.

Меня спрашивают иногда, не жалею ли, что уехала и тем самым загубила свою артистическую карьеру. Глядя на своих товарищей, которые активно снимаются сейчас, — да, жалею, но у меня нет и не было иллюзий, что в Москве я обязательно стала бы большой звездой. Так любят рассуждать многие эмигранты, но это самообман. Другое дело, что шанс пробиться в Америке в качестве актрисы у меня, наверное, был, но я его не использовала. При знакомстве с американцами вообще помалкивала, что актриса. Потому что в Америке так представляется каждая официантка, мечтающая покорить Голливуд.

И вдруг письмо из России. Меня без проб утвердили на роль в сериале «Час Волкова». Я посмотрела несколько серий и была приятно удивлена — качественная работа. Во время Московского кинофестиваля режиссеры Александр Грабарь и Антон Дорин пригласили меня встретиться и поговорить, а через две недели начались съемки.

Это было так приятно — снова оказаться на съемочной площадке! Я очень боялась, что за десять лет растеряла профессиональные навыки и не смогу выполнить задачу, которую поставил режиссер. Но все прошло хорошо. В итоге снялась в двух сериях, и у меня возникло ощущение, что я не только не утратила свое мастерство, но вышла на какой-то новый уровень творческой свободы.

Партнером моим был прекрасный Николай Чиндяйкин, и я порадовалась, что в России есть настоящие мастера. Когда уезжала, казалось, что актерская профессия умирает вместе с кино. А вот техническому персоналу еще учиться и учиться: молоденькая гримерша во время съемочной смены очень старалась и все поправляла мне лицо, поправляла и в итоге положила под глаза столько грима, что я пришла в ужас, увидев себя на экране.

Потом поклонница написала на каком-то сайте: «Видела Шмелеву, нашу любимую артистку, выглядит ужасно — или тяжело болеет, или дети замучили, или муж тиран». Я в ответ пошутила: «Чувствую себя хорошо, детей нет, а вот муж и правда тиран...»

К нему я и вернулась после съемок — к моему тирану. И к моей привычной жизни, которая теперь в Нью-Йорке. Америка многому меня научила, в частности конструктивному оптимизму и умению делать все так хорошо, как ты только можешь. Здесь нельзя кукситься, надо сражаться до конца. Даже в конституции записано, что каждый человек имеет право на стремление к счастью.

Мне кажется, что сейчас начинается новый виток в моей кинокарьере. Я поняла это в Сингапуре, на съемках картины «Любовь по-русски» молодого американского режиссера Максима Дашкина. Это была моя вторая за год короткометражка в Америке. Первая называлась «Русская невеста». Съемки «Любви» были приятными, радостными, я наслаждалась работой с умным и серьезным режиссером... И в какой-то момент поймала себя на мысли, что хочу попробовать себя по другую сторону камеры. Мой первый фильм будет о любви.

Когда-то давным-давно на гастролях Театра имени Гоголя во время пресс-конференции, отвечая на вопрос из зала, я сказала, что очень счастлива. И вдруг наша прима, народная артистка, презрительно бросила: «Счастливыми могут быть только дураки!» Это неправда!

Я переживала в жизни разные моменты, полные и боли, и отчаяния, поэтому знаю, о чем говорю. Сейчас я радуюсь, когда просыпаюсь и вижу солнце, вдыхаю свежий утренний воздух. Когда ощущаю комфорт от жизни, которую мы создали сами. Когда у меня есть возможность творчества, когда я вижу, как мои смелые планы становятся реальностью.

— Счастье в труде, — иногда иронизирует муж. — Все-таки сидит в тебе настоящая советская девушка!

— Хорошо, что без весла, — отшучиваюсь я.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или