Полная версия сайта

Лянка Грыу. Льдинка в сердце

«Взяла с полки бритву и полоснула себя по руке. Потом еще раз! И еще! Все ждала, когда станет больно».

К тому же почувствовала, что шнурок кроссовки застрял в стремени. Если конь меня сбросит, то поволочет по полю. Неизвестно, чем это закончится. Я кричала девушке, чтобы та остановилась, не устраивала скачки, но она никак не реагировала. Тогда я с трудом освободила ноги из стремян и тут же вылетела из седла, грохнувшись спиной о землю.

Последним желанием, перед тем как потеряла сознание, было встать и набить той девчонке морду. Но в глазах потемнело. Очнувшись, разглядела лицо Димы Нагиева. Он нес меня на руках к машине «скорой помощи».

— Оставь меня, я могу идти сама, — прошептала я.

— Больная, вам вредно разговаривать. Сейчас донесу до «скорой», а там уж врачи решат, можно ли вам ходить.

Дима видел, как я упала, и поднял тревогу, первым бросился на помощь.

А до этого держался отстраненно, даже высокомерно, ни с кем из актеров не общался, снимался и тут же уходил в свой персональный вагончик.

К счастью, ни сотрясения мозга, ни переломов врачи у меня не обнаружили. Только сильно болела спина. Мне прописали отдых. И тогда Дима, счастливый обладатель вагончика с кондиционером, настоял, чтобы меня отнесли отдыхать к нему. После пережитого стресса сразу провалилась в сон. Когда проснулась, Нагиев тихонько разговаривал с каким-то мужчиной. Оказалось, его разыскал бывший армейский товарищ, живший в окрестностях Львова. Они долго сидели, вспоминали бурную молодость. И я увидела Диму в другом свете. Вот и считай его после этого напыщенным и самовлюбленным.

Имидж обманчив.

После премьеры «Мушкетеров» Лянку Грыу узнала публика. Что бы потом ни писали о фильме критики, он мне очень дорог.

Я была счастлива и самодостаточна: предложений по работе множество, машину купила, что же касается личной жизни... Мое холодное сердце билось ровно.

Сценарий «Ищу тебя» меня захватил. История девушки, совершившей непреднамеренное убийство и вынужденной скрываться, жить по чужим документам чужой жизнью, давала актрисе возможность проявить себя. Я поехала на пробы. Режиссер Михаил Вайнберг понравился с первого взгляда. Меня встретил искренний, остроумный, обаятельный человек, совсем не пытавшийся важничать, строить из себя мэтра.

Съемки проходили в Минске.

Две недели мы почти не расставались. Режиссеры сегодня не заморачиваются репетициями. Приходишь на площадку (особенно если снимается сериал), а тебе говорят: «Ты же актриса, знаешь что делать. А не знаешь — придумай». Миша действовал по старинке. Он, как мой любимый Юрий Борисович в ин­ституте, подробно разбирал с нами роли. Актеры его обожали. Я тоже была в восторге от него и нашей работы. Но тут же одергивала себя: только бы не влюбиться.

А это было так сложно: с каждым днем я все больше и больше привязывалась к Мише. Мне казалось, что знаю его всю жизнь. А ведь так и было! Когда я вела телепередачу «Тик-так», Миша работал в редакции детских и юношеских программ, делал «До 16-ти и старше», она располагалась в «Останкино» этажом ниже нашей студии; в спектакле «Летит» я играла с Мишиными однокурсниками по ГИТИСу; но больше всего меня поразило, что Миша знал Олега Казанцева.

В свое время Олег показывал ему наши с мамой фотографии.

Вообще, Мишина история — уникальна. В восьмидесятые годы в знаменитом детском Ансамбле имени Локтева появился талантливый мальчик, которого называли советским Робертино Лоретти, прочили блестящее будущее. Но к четырнадцати годам его чудный голос «сломался». О нем даже сняли фильм. Так вот прототипом героя той ленты оказался Миша!

Мишин старший брат был в свое время самым юным в стране валторнистом, сестра играла на скрипке, через поколение продолжив семейные традиции.

Их бабушка была когда-то любимой ученицей Ольги Гнесиной. Его мама стала выдающимся ученым-химиком: у нее более сорока изобретений, госпремия. Мишиного отца — гениального изобретателя лекарственных препаратов — уже, к сожалению, нет в живых.

Сам Миша окончил композиторский факультет Московской консерватории, а затем мастерскую Петра Наумовича Фоменко в ГИТИСе. С благословения мэтра отечественного театра Миша уехал читать курс лекций американским студентам. В Нью-Йорке Вайнберг задержался на несколько лет: американцы ценили его как преподавателя и продлили контракт. Потом у Миши появился шанс окончить Нью-Йоркскую киношколу — действующему педагогу актерского мастерства полагались солидные скидки.

Он этим воспользовался, получил американский диплом режиссера монтажа, потом работал на сериалах «Зачарованные», «Клан Сопрано». В Россию вернулся, потому что хотел снимать большое кино. В Москве Миша поступил на Высшие режиссерские курсы к Владимиру Хотиненко. И вот стал режиссером-постановщиком. Его короткометражка «Кража» получила приз за лучшую режиссуру на конкурсе студенческих и дебютных фильмов «Святая Анна», участвовала в каннском «Двухнедельнике режиссеров».

В Минске после тяжелого съемочного дня мы с коллегами частенько собирались где-нибудь в кафе. Весело болтали, смеялись, а я смотрела на Мишу и ничего не могла с собой поделать: с каждым днем влюблялась в него все больше. Мне так хотелось подойти к нему, встать за спиной, обнять, но...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или