Полная версия сайта

Ольга Тумайкина. Я не кукла

На банкете Андрей бросил реплику: «Чтобы у Тумайкиной все получалось, есть простой способ: ее надо бить, бить и бить».

Я не могла этого допустить.

Есть притча о царе Соломоне. Когда две женщины не могли поделить ребенка, он сказал: «Рассеките дитя пополам и отдайте половину одной и половину другой». Настоящая мать решила отказаться от ребенка, лишь бы он остался жив.

Если любишь, никогда не причинишь боль.

Я не стала больше судиться. Андрей хитрый, он все равно переиграет меня в суде. Его не волнует, что ребенок при этом страдает, ведь Андрей ведет бой не за дочь, он воюет со мной. А я ее люблю и не хочу, чтобы Полину терзали.

Один бог знает, чего мне стоило принять это решение.

Андрей прислал эсэмэс: «Капитулируешь?» Я ответила: «С мертвецами не общаюсь, ты умер для меня».

Я старалась как-то наладить свою жизнь, чтобы не сойти с ума от бессилия что-либо изменить. У меня даже завязался новый роман. Так, ничего серьезного, просто необходимо было почувствовать себя живой. Мы очень быстро расстались.

Двенадцатого мая 2008 года я, как обычно, приехала к Полине в школу, но дочки не нашла. Мне показали записку от Бондаря с просьбой освободить Полину от занятий до конца учебного года «по семейным обстоятельствам».

Телефоны его и дочки не отвечали. Поехала к ним — никого. Съехали.

Куда я только не звонила, к кому только не обращалась: «Бондарь имеет право уехать со своей дочерью куда захочет».

Жить мне не хотелось.

Все потеряло смысл.

...И вдруг я узнаю, что беременна! Не знаю даже, как описать охватившее меня чувство. Это был Дар. Чудо, спасшее меня.

Съемки в «Женской лиге» и сериале «Крем» расписаны на год вперед — плевать! Что-нибудь придумаю. У меня будет ребенок! Никто не сможет его забрать, потому что он только мой. И больше ничей.

Уже много лет мне не дышалось так легко. Хотя беременность оказалась сложной. Несколько раз пришлось ложиться на сохранение. Молилась: «Господи, ты дал мне этого ребенка во спасение, так не забирай его у меня.

Господи! Прошу тебя, оставь его со мной!» Летом позвонил Андрей. Решил, наверное, что слишком долго не «выбивал из-под Тумайкиной табуреток». Но ему меня было уже не задеть: я освободилась окончательно. Если бы не Полина, вообще забыла бы его как страшный сон. Почувствовав, что я изменилась, Андрей вдруг разрешил нам с Полиной видеться. Считал, видимо, что так сможет вернуть свое влияние на меня. Я все это понимала и в душе над ним посмеивалась. Мы отметили с Полиной ее день рождения. Взяли подружку, сходили в кафе, прошлись по магазинам. Когда прощались, я рассказала, что у нее зимой появится братик или сестренка. Полина говорит: «Вот здорово!»

Однажды мне пришлось поехать в автосервис на тех­осмотр. Я заняла очередь и пошла в кафе при сервисе.

Все столики были заняты. Какой-то мужчина предложил присесть рядом с ним. Ждать наши машины пришлось долго, и мы разговорились и обменялись телефонами. Но Илья сказал, что уезжает на два месяца за границу.

Вернувшись в Москву, он позвонил и пригласил пообедать. Я согласилась, а сама думаю: интересно, как он будет реагировать, когда меня увидит? В первую-то встречу моя беременность была совсем незаметна.

Прихожу. Сначала в дверях ресторана появился мой живот, потом — я. Илья искренне порадовался за меня.

Честно говоря, такой реакции я совсем не ожидала.

Илье сорок четыре года. Он бизнесмен, живет на два города — Москву и Питер.

От бывшей жены у него двое детей, с которыми он общается и поддерживает материально. Их мама снова вышла замуж и, кажется, счастлива.

Я не удержалась от вопроса:

— А почему вы снова не женились?

— Если честно — некогда...

Илья оказался незаменимым человеком. Стоило мне проболтаться ему о какой-то проблеме, как она тут же решалась. Например, я обронила в разговоре, что собираюсь переезжать, надо теперь искать машину, нормальных, трезвых грузчиков. На следующий день звонок: «Илья сказал, вам нужны грузчики, когда подъехать?»

Какое-то время я сопротивлялась: «Не надо, я все решу сама!» Но постепенно он меня приучил к своей заботе.

Аня Ардова, когда увидела новорожденную Марусю, сказала: «Да это Тумайкина в розовой шапке!»

И оказалось — это так приятно, когда есть человек, который всегда готов помочь.

Мы по-прежнему только друзья. И обращаемся друг к другу на «вы».

Илья признался в своих чувствах в ноябре 2008 года, до родов оставалось несколько недель. Сделал он это очень своеобразно: «Пожалуйста, Ольга, выслушайте меня, не перебивайте. Я хочу быть вашим мужем. Мне кажется, я знаю, как сделать вас счастливой».

Мне не хотелось обижать хорошего человека, друга, но и сказать «да» я не могла. У меня в голове было совсем другое. Я ждала ребенка. Своего. И не собиралась делить его ни с кем.

Илья почувствовал мое настроение: «Я буду ждать».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или