Полная версия сайта

Светлана Феодулова. Чужая родня

Сидели с Сергеем в кафе, подходят девочки-школьницы: «Вы же в «Голосе» поете? Можно автограф?» Потом мужчина подошел, тоже сделал комплимент.

Из передачи «Андрей Малахов. прямой эфир»

Вообще, на шоу царила невероятно теплая атмосфера. Когда участник покидал проект, его все обнимали, плакали. За кулисами прощались еще более трогательно, чем на сцене. До сих пор общаюсь со многими, списываемся, созваниваемся, приглашаем друг друга на концерты. Всегда можно обратиться с просьбой: «Ребята, посоветуйте студию!» или «Кто может помочь с платьем?»

До «Голоса» я не была публичной персоной, все же опера — искусство элитарное. А тут вдруг стали показывать по телевизору, пришла известность. Сидели как-то с Сергеем в кафе, подходят девочки-школьницы: «Вы же в «Голосе» поете? Можно автограф?» Потом мужчина подошел, тоже сделал комплимент. Мне как артистке было приятно. А он помрачнел, с раздражением встал из-за стола: «Пошли отсюда!» Позже сказал: «Не думал, что мне будет настолько неприятна твоя популярность».

На месяц, по правилам проекта, я уехала на репетиционную базу. Вернулась домой — бросилась ему в объятия: соскучилась. А Сергей отстранился: мол, ну как, понравилось болтаться не пойми где? Стал выпивать, становясь в эти моменты чужим, агрессивным.

Как-то пятничным вечером показывали очередной выпуск нашего шоу. Я устроилась на диванчике возле телевизора. Сережа вдруг стал кричать, что не занимаюсь домом. «Какая муха тебя укусила?» — спрашиваю. Вместо ответа он ударил меня и ушел в другую комнату.

Моя семья очень дружная, родители никогда даже не повышали друг на друга голоса. А уж чтобы ударить?! Всегда считала, что от мужчины, позволившего себе хоть раз поднять руку на женщину, надо держаться подальше. Муж перешел границу допустимого, и наутро я уехала к своим, уверенная, что не прощу, надо разводиться. Но подать заявление не успела — оказалось, что беременна.

Подумала: раз судьба так распорядилась, семью сохраню, ведь ребенку нужен отец. Тем более что муж, узнав о моем положении, обрадовался, схватил на руки, кружил, кричал, что счастлив. Ссоры забылись, Сережа стал прежним — нежным и любящим. Трогательно заботился обо мне, пичкал фруктами и овощами, требовал пить свежевыжатые соки: «Будущей мамочке полезно!» Мы вместе ходили к врачу. Сергей и на родах присутствовал.

Наш ребенок родился особенным, таких называют «солнечными». Узнали об этом только после появления дочери на свет. УЗИ и обследования почему-то не выявили синдрома. Первое ощущение — будто потолок падает тебе на голову. В роддоме, отводя глаза, врач предложила:

— Откажитесь от нее, вы еще молодая и у вас будут дети, а эту малышку вырастит государство в специальном интернате.

Я возмутилась:

— С ума сошли, мы никуда ее не отдадим!

Муж как мог поддерживал меня, уверял, что вместе мы справимся. Ночью часто сам вставал к малышке, менял ей подгузники, укачивал. Говорил мне: «Лежи, отдыхай, ты за день набегалась». Ни разу не сорвался, хотя нам обоим было трудно. С маленькими детьми в принципе непросто, молодые родители со мной согласятся, а у нас еще и особая ситуация. И поддержка Сережи была настоящим поступком. Ведь многие мужчины, к сожалению, в подобных историях не справляются, уходят от жены и проблемного ребенка. Сергей тогда проявил себя мужественным и волевым человеком. Сейчас размышляю: в какой момент он снова переменился, уже безвозвратно?

Со свекровью мы в тот период не виделись, но часто созванивались, делились новостями. Я не делала тайны из диагноза Сонечки. Да и чего тут стыдиться: есть доченька, мы ее любим. Выступала на радио «Вера», делилась опытом в воспитании особенного ребенка, хотелось поддержать людей, оказавшихся в подобной ситуации. Убеждала: надо брать себя в руки и жить дальше, малышам нужны сильные, несломленные родители. Эвелина Блёданс, у которой растет такой же Семочка, посоветовала хорошего детского массажиста. Нашли логопеда, психолога для занятий. Я оформила инвалидность на малышку.

О концертной деятельности, конечно, пришлось на время забыть. Смирилась. Я верующий человек и считаю: никогда не нужно унывать, уныние — грех. Значит, так угодно Господу, для чего-то он послал испытание, возможно, чтобы я стала сильнее. Да и испытание ли это? Сонечка — очень добрая, прекрасно развивается, я ее сильно люблю, материнская любовь — счастье, а не бремя.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или