Полная версия сайта

Лев Прыгунов. Жизнь и игра

Сын очень скучал, интернатскую жизнь переносил плохо, а я пытался внушать ему: «Иначе нам не на что будет жить» — и опять куда-то летел зарабатывать.

Лев Прыгунов
AD

— Зато у вас все неплохо складывалось с кино. Кстати, как познакомились с Владимиром Высоцким?

— Ему было двадцать четыре, мне двадцать три, когда обоих утвердили в картину — для меня первую — «Увольнение на берег». Уже на пробах я убедился, что Володя — большой актер. Мы подружились и решили махнуть в Ленинград, мне причитались там какие-то деньги, ему тоже. Неделю гуляли, постоянно ездили куда-то. Я предложил отправиться в Сестрорецк купаться, но погода резко испортилась.

— Холодно, — говорю.

Володя уперся:

— Ты сказал, что поедем! Значит, поехали!

И втроем, еще мой приятель был, бултыхались в холодном море, но чувствовали себя счастливыми. Зашли в ресторан, выпили изрядно вина. Я вспомнил, что поблизости живет знакомая девушка, и объявил друзьям, что остаюсь. Посадил их на электричку, потом друг мне рассказывал, что Володя, сойдя в Ленинграде, все бегал: «Где Прыгунов?» Верный был товарищ.

Он тогда еще не сочинял песен, на съемках в Севастополе начал. В три часа ночи стучал нам в стенку, чтобы зашли и послушали новую. Одна из его первых — «Тот, кто раньше с нею был...» — стала гимном нашей киногруппы.

В 1962 году, когда картина вышла на экраны, закончилась моя ленинградская прописка, московской или алма-атинской не было, два раза я из-за этого попадал в милицию. В итоге с меня взяли подписку о том, что в сорок восемь часов покину столицу. Высоцкого тогда уволили из Театра имени Пушкина, и мы с ним поехали в мою родную Алма-Ату сниматься в каком-то бездарном фильме. За два или три месяца выпало всего несколько съемочных дней, а потом картину закрыли.

Перед возвращением в Москву я прописался у мамы в Алма-Ате, потом не без труда удалось сделать столичную прописку. Но своего угла не имел довольно долго. Уже играя главные роли, продолжал жить в столице где придется: у друзей, в съемных комнатах коммуналок, в заброшенных и кое-как приведенных мной в порядок подвалах. Вспоминаю, как сняли с другом шикарную комнату, своих будущих соседей «купили» тем, что торжественно пообещали платить за электричество в местах общего пользования и газ. Стоило это сущие копейки, но люди радостно согласились, а я надеялся, что получу возможность приводить к себе друзей и подруг — несколько раз до этого квартирные хозяева выгоняли меня за нарушение «правил общежития». Поскольку поселились на первом этаже, в окно даже зимой лезли гости. К вечеру, наговорившись и набравшись, мы были пьяненькими и веселыми. Актер Сева Абдулов, славный, изящный человек, садился за стоявшее в комнате пианино и играл буги-вуги, остальные танцевали. Полгода соседи терпели гулянки, но все же выставили нас.

В коммуналках и подвалах я не высыпался, поэтому шел в Библиотеку имени Ленина, пробив себе пропуск в легендарный третий зал, который зрители помнят по фильму «Москва слезам не верит». Почитаю — посплю, положив голову на руки, опять почитаю — снова посплю. Два-три раза в неделю так просвещался и высыпался. Девочки-библиотекарши с придыханием рассказывали посетителям: «Мы знаем только двух актеров, которые любят читать, это Вячеслав Тихонов (он тогда работал над ролью Андрея Болконского в «Войне и мире» Бондарчука) и Лев Прыгунов».

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




КОММЕНТАРИИ
  • Аватар

    27.06.2018 12:22
    Замечательное интервью! Энергия не просто есть, она так и прет из каждого слова. Потрясающий человек!

  • 27.06.2018 02:39
    Gladys, Gladys, как странно, а я не увидела « поливание грязью» СССР, прочитала интервью с образованным и невероятно обаятельным актером! А критики о советском прошлом звучат практически во всех статьях актеров прошлого века!

  • 28.06.2018 19:56
    Совокупность нарцисстической и антисоциальной личностей, с прилагающимися к ним эгоизмом, ураганным шармом, желанием выделиться в любой ситуации с обязательным противопоставлением себя окружающему его обществу, и постоянным напоминанием себе и окружающим о своей значимости и исключительности. Тонко улавливает веяния современной социальной моды, таким образом позиционируя себя как первопроходец и зачинатель. Так же хорошо чувствует влиятельных и авторитетных в богеме людей, совершенно верно определяя своё место у костра, втайне считая себя не менее, если не более, талантливым. Женщины для него существуют в качестве обрамления, рамки для его собственной (непременно гениальной) жизни. Если сказанное о нынешней жене правда, то выбранная ею тактика поведения в семье с таким человеком - единственно верная. Ненавидит как «Совок», так и Голливуд, поскольку ни там, ни здесь не оценили его исключительности и гениальности. Лучший способ стать врагом этому человеку - усомниться в его превосходстве над «низменной толпой», в качестве которой автоматически выступает любой коллектив, будь то итальянскаие киношники или жители коммунальной квартиры. Могучим интеллектом не обладает, но тот эмоциональный напор, который присущ нарциссцистам, привлекает к нему людей всех возрастов и социальных групп, хотя и ненадолго. Если в будущем выберет себе новое занятие, то непременно окажется в нем лучше всех.

  • #createdAt#
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение


    Загрузка...

    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или