Полная версия сайта

Эрнст Романов. На вторых ролях

Меня окрестили «первым лицом второго плана» и часто спрашивают, не обидно ли быть вторым.

Эрнст Романов в спектакле «Фома»

Вообще-то Лейла москвичка, но и Таллин не был для нее чужим городом — она там жила с мамой и отчимом. Ее родной отец, армянин, погиб во время Великой Отечественной войны. Ужасная смерть — ночью в казарму ворвались фашисты и всех спящих бойцов застрелили... Позднее мама Лейлы вышла замуж за эстонского чиновника, и моя будущая жена воспитывалась в его семье.

Мы с Лейлой играли главные роли и много общались. Она ярко выделялась на фоне других актрис: невероятно красивая, очень талантливая, по характеру непредсказуемо-неординарная — в нее влюблялись все мужчины. Разумеется, я не стал исключением. В одном из спектаклей нас поставили в пару — мы играли любовников. Все режиссерские задумки в пикантных сценах Лейла исполняла невероятно интересно, захватывающе — и по-актерски, и по-женски. Не знаю как объяснить, но и на сцене, и в жизни она умела вести себя чрезвычайно привлекательно. Перед этим шармом устоять было невозможно.

Периодически в Таллин приезжали молодые ленинградские режиссеры — ставили спектакли. Один из них, Володя Воробьев, художественный руководитель Театра имени Ленинского комсомола (сейчас он называется «Балтийский дом»), тоже покоренный чарами моей жены, пригласил Лейлу в свою труппу. Но она благородно сказала:

— Одна не поеду, только с ним, — имея в виду меня.

— Ну ладно, — нехотя согласился режиссер, — возьмем вас вдвоем...

В Питер с Лейлой приехали уже как официальные муж и жена, благодаря чему сразу же получили комнату в общаге. Так в 1970 году началась наша ленинградская эпопея.

Володя поставил мюзикл «Дансинг в ставке Гитлера», где моя жена играла главную роль — с пением, танцами. Лейла тут же стала звездой. Потом ее пригласили в «Александринку», а через некоторое время она перешла в Театр имени Ленсовета.

Ну и я не сплоховал, не подвел супругу: играл много и тоже обратил на себя внимание зрителей. Впоследствии сменил несколько театральных площадок и везде работал примерно по два года — не знаю уж почему. Вроде человек я неконфликтный, независтливый и уж точно никому в борщ не плевал, но все же «театральные романы» не складывались. В одних меня что-то не устраивало, в других я не приходился ко двору. Вот, допустим, почему ушел из «Александринки», где прослужил с 1972 года по 1975-й?

Случилось так, что жена моя, которая в то время тоже там работала, повздорила с кем-то из руководства, и ее уволили. Ну и я тут же подал заявление об уходе и перешел в Малый драматический. Меня удерживали, но я объяснил, что поступаю так же, как в свое время Николай Черкасов: когда из «Александринки» уволили его супругу, он тоже немедленно покинул труппу.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или