Полная версия сайта

Светлана Зейналова: «После появления Сашки я поняла, что больше никогда не останусь одна»

Аутизм дочери разделил жизнь на «до» и «после»: мы учились жить заново. Муж ушел, многие друзья отвернулись...

Ирада и Светлана Зейналовы

С Алексеем отношения становились все хуже. А для меня быть матерью значит выбирать интересы ребенка, не мужчины. К тому же у Алексея начались профессиональные проблемы, он пришел домой и сообщил, что уволился. Денег не было, зато имелись кредиты и ипотека. Я вышла на работу, а параллельно обзванивала всех, кого только знала, и предлагала себя в любой роли за любые деньги. В итоге зарабатывала только на ипотеку и няню, Алексей с ребенком сидеть категорически отказывался — да он и не умел этого.

Внезапно узнаю, что на «ТВ Центре» начались сокращения, приготовилась к увольнению, но меня оставили. Прикрыла Даша Майорова — невероятный, талантливый, прекрасный, святой человек. Она возилась со мной целый год, всему научила и терпела мой характер. Я записала несколько своих демоинтервью и разослала их по телеканалам. Сестра передала одну копию креативному продюсеру Первого канала Елене Афанасьевой, именно благодаря ей мой диск пошел в работу. Позвали на кастинг передачи про экстрасенсов, но проект не вышел.

Тут на «Нашем радио» предложили делать свое шоу и самой набирать партнеров. Я погрузилась в работу и не сразу заметила, что у Александры начались проблемы с восприятием внешнего мира, от которых нельзя отмахнуться. Конечно, какое-то время делала вид, что все у нее в порядке, просто у дочери такой характер, она очень эмоциональная. Всем вокруг говорила, что это нормально, когда ребенок не смотрит в глаза, не разговаривает в полтора года, падает на пол и начинает кричать. На самом деле я была в ужасе и не знала, что предпринять. Начала ходить по врачам, те говорили, что на аутизм не похоже, она еще слишком маленькая, надо понаблюдать. К сожалению, у нас детская психиатрия в развале. И самое важное время, когда Саша была совсем маленькой, мы, конечно, упустили. А все из-за трусости и нежелания признаться самой себе в очевидном: мой ребенок не такой, как все!

Постепенно научилась Сашу понимать и справляться со сложностями. Но для Леши это оказалось огромным стрессом, он стал все чаще уходить из дома. В итоге посадила его за стол и сказала:

— Или мы живем нормально, как люди, ты принимаешь во всем участие, или давай разъезжаться.

В ответ услышала:

— Давай разъезжаться. Я очень устал. Вот Санек подрастет, и тогда, может быть, вернусь.

С одной стороны, было ужасно обидно, с другой — я его понимала. Муж не знал, как общаться с таким ребенком. Дочь не шла на контакт. Алексей снял квартиру и съехал, и мы остались с Саньком вдвоем.

Знаете, у нас с Лешей было много всего — и плохого, и хорошего. Наверное, простить друг друга не сможем никогда, но всегда буду ему благодарна за невероятную школу жизни и за Сашу — главное мое богатство. Это и позволяет общаться нам как взрослым интеллигентным людям.

— А он на службу устроился?

— К тому моменту работал в том же радиохолдинге, где и я. Возникла неоднозначная ситуация, которую он видит по-своему, я и мои коллеги — иначе. Практически сразу Алексей закрутил там роман с одной из сотрудниц. Эта женщина никогда не скрывала, что ей нравится мой муж. И известие о том, что он свободен, стало для нее просто подарком. Она начала творить странные вещи, вела себя, мягко говоря, неэтично на глазах у всего холдинга. Но ревность никогда не делает людей разумнее. Я пережила очень трудный год. Почему-то подруге мужа казалось, что она должна сжить меня со свету — и тогда всем станет легче. К счастью, я все еще на своей обожаемой работе, а Алексея и ее там уже нет. До сих пор не могу найти объяснения их поведению.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или