Полная версия сайта

Сказочный терем госпожи Перцовой

Затейливый особняк с остроконечной крышей и обилием изразцов на фасаде появился на углу...

Лев Давидович Троцкий

— Зиночка, ну зачем же сразу думать о плохом?

— Но заложить все имущество, в том числе и новый доходный дом, для получения банковского кредита — это же чистой воды авантюра!

— Почему же авантюра? Я все продумал. И потом, Алексей Иванович Путилов в сомнительные предприятия деньги вкладывать не станет, не зря же его называют «пророком от коммерции». У него нюх на удачные проекты, никогда не ошибается в своих прогнозах.

— Как знаешь, но я категорически против залога дома, — продолжала горячиться Зинаида Алексеевна. — Он должен служить обеспечением семьи — у тебя, мой друг, четверо детей! А если все закончится полным крахом?

Расстроенный неожиданным отпором жены, Петр Николаевич решил привлечь к разговору взрослых сыновей, объяснив им, что его вынуждает пойти на залог имущества. Георгий и Дмитрий приняли сторону отца, и Зинаиде Алексеевне ничего не оставалось, как дать согласие. Перцов безотлагательно поспешил в Петербург заключать нотариальное соглашение с Русско-Китайским банком Путилова. Выпущенные вскоре акции сосредоточились большей частью в руках купечества, казачества и крестьянства Ставропольской и Кубанской губерний, благодаря чему «Туапсинка» сделалась поистине народной, или, как ее еще называли, «казачьей» железной дорогой. Уже двенадцатого декабря 1910 года от Армавира до Майкопа по ней пошел первый поезд. Тогда же ссуда банку была выплачена и «дом-сказка» освобожден от залога.

Более пятнадцати счастливых лет прожил Петр Перцов с семьей в своем любимом тереме. Даже после революции 1917 года, когда из него выселяли «буржуев», самих домовладельцев, как ни странно, не тронули. Возможно, им удалось наладить отношения с одним из новых влиятельных жильцов, товарищем Троцким. Лев Давидович обосновался в квартире № 11, апартаментах Позднякова, тех самых — с роскошной мраморной ванной и зимним садом, устроив там рабочий кабинет. По соседству расположились соратники, в том числе зампредседателя Реввоенсовета Эфраим Склянский и один из руководителей штурма Зимнего дворца Николай Подвойский. Само присутствие таких арендаторов явилось своеобразным мандатом, который надежно охранял Перцовых целых пять лет.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или