Полная версия сайта

Юрий Горобец. Встречи с прошлым

Я обиделся за Толю, когда увидел его в «Бриллиантовой руке», о чем не преминул высказать Леониду Гайдаю: «Ты зачем из выдающегося актера Папанова дурака сделал?» Вместо ответа Гайдай накинулся на меня с кулаками.

Юрий Горобец с Татьяной Дорониной

Дважды побывал в Чернобыле с премьерой своих фильмов. Собирались на них в основном пожилые жители городка, которые после аварии на атомной станции не захотели оставлять свои дома. В радиацию не верили. Как-то одна бабка завтраком угощала: «Сейчас яишню с сальцем сделаю — ни одна радиация не устоит!» Рядом с универсамом был схрон радиоактивных шуб, так местные их выкапывали и на рынке продавали. Все облученные автомобили тоже на запчасти разворовали. В опустевших дворах валялось много яичной скорлупы и кур, говорили, что в каждом хозяйничает по лисе, которые этих кур потребляют. На окнах — засохшие цветы за пыльными занавесками. Такие остались впечатления от вымирающего города...

Наконец я перестал быть персоной нон грата и на «Мосфильме». На роли бортинженера и второго пилота в «Экипаж» пробовались парами: я с Олегом Далем и Леонид Филатов с Анатолием Васильевым. Утвердили в результате не наш дуэт, мне же, чтобы не обижать, предложили сыграть в эпизоде списанного пилота Мишу.

Даль от второстепенной роли отказался, а я не гордый. Помню, пиротехники долго готовили сцену, в которой загорается самолет. Надо уже снимать, а ничего не происходит. Подойти при этом нельзя — вдруг рванет? Полдня прождали. Только отлучились на обед, догоняют работники аэропорта: «Ваш самолет горит!» Бегом обратно, еле успели в кадр — он ведь сгорает как бенгальский огонь, раз — и все!

На съемках картины «Обвиняются в убийстве» я играл отца парнишки, которого забили до смерти хулиганы. Приехал из Минска на один съемочный день — меня с почетом встретила машина на вокзале, на киностудии посадили в отдельную гримерную... Кофе принесли, бутерброды, сценарий, костюм. А на площадку все не зовут. Нервничаю: на руках обратный билет в Минск — ночью возвращаюсь на площадку к Турову. Время поджимает. К вечеру наконец зовут, ведут по темному коридору в павильон. По радио слышу голос режиссера Бориса Волчека: «Тихо, артист идет!» Все замерли. Оказывается, меня специально не беспокоили. Монолог предстоял тяжелый, считали, что я должен настроиться. А ждали меня — Евгений Евстигнеев, Нина Маслова, Елена Козелькова, Алексей Глазырин... Представляете ответственность? За два дубля все сняли!

Тамара Лякина с Александром Арсентьевым

Не могу не вспомнить про Анатолия Папанова, с которым дружил — свела нас судьба. Он сыграл комбрига Серпилина в фильме «Живые и мертвые». Восхищался его актерским талантом и даже обиделся за Толю, когда увидел его в «Бриллиантовой руке», о чем не преминул высказать Леониду Гайдаю на банкете по случаю окончания съемок: «Ты зачем из выдающегося актера Папанова дурака сделал?» Вместо ответа Гайдай накинулся на меня с кулаками. А дальше началось: мы по полу катаемся, друг друга колошматим, жены нас разнимают! Но после того как подрались, еще выпили и помирились!

Забавная история вышла с первым советским телесериалом «День за днем». Изначально Михаил Анчаров написал всего четыре серии, но они прошли с таким успехом, что тогдашний теленачальник Сергей Лапин потребовал продолжения. Поскольку сюжет был уже закончен, Анчарову пришлось высасывать последующие серии из пальца, причем выдавать по фильму в неделю. Сценарист не спал ночами, к концу съемок заболели глаза и он отказался доделывать работу. Но процесс уже не остановить. В результате актеры под руководством Всеволода Шиловского сами придумывали, чем закончится история их героев. Сценарий расползался в разные стороны, но зрители, кажется, ничего не заметили.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или