Полная версия сайта

Юрий Горобец. Встречи с прошлым

Я обиделся за Толю, когда увидел его в «Бриллиантовой руке», о чем не преминул высказать Леониду Гайдаю: «Ты зачем из выдающегося актера Папанова дурака сделал?» Вместо ответа Гайдай накинулся на меня с кулаками.

Юрий Горобец с Татьяной Дорониной
AD

Дважды побывал в Чернобыле с премьерой своих фильмов. Собирались на них в основном пожилые жители городка, которые после аварии на атомной станции не захотели оставлять свои дома. В радиацию не верили. Как-то одна бабка завтраком угощала: «Сейчас яишню с сальцем сделаю — ни одна радиация не устоит!» Рядом с универсамом был схрон радиоактивных шуб, так местные их выкапывали и на рынке продавали. Все облученные автомобили тоже на запчасти разворовали. В опустевших дворах валялось много яичной скорлупы и кур, говорили, что в каждом хозяйничает по лисе, которые этих кур потребляют. На окнах — засохшие цветы за пыльными занавесками. Такие остались впечатления от вымирающего города...

Наконец я перестал быть персоной нон грата и на «Мосфильме». На роли бортинженера и второго пилота в «Экипаж» пробовались парами: я с Олегом Далем и Леонид Филатов с Анатолием Васильевым. Утвердили в результате не наш дуэт, мне же, чтобы не обижать, предложили сыграть в эпизоде списанного пилота Мишу.

Даль от второстепенной роли отказался, а я не гордый. Помню, пиротехники долго готовили сцену, в которой загорается самолет. Надо уже снимать, а ничего не происходит. Подойти при этом нельзя — вдруг рванет? Полдня прождали. Только отлучились на обед, догоняют работники аэропорта: «Ваш самолет горит!» Бегом обратно, еле успели в кадр — он ведь сгорает как бенгальский огонь, раз — и все!

На съемках картины «Обвиняются в убийстве» я играл отца парнишки, которого забили до смерти хулиганы. Приехал из Минска на один съемочный день — меня с почетом встретила машина на вокзале, на киностудии посадили в отдельную гримерную... Кофе принесли, бутерброды, сценарий, костюм. А на площадку все не зовут. Нервничаю: на руках обратный билет в Минск — ночью возвращаюсь на площадку к Турову. Время поджимает. К вечеру наконец зовут, ведут по темному коридору в павильон. По радио слышу голос режиссера Бориса Волчека: «Тихо, артист идет!» Все замерли. Оказывается, меня специально не беспокоили. Монолог предстоял тяжелый, считали, что я должен настроиться. А ждали меня — Евгений Евстигнеев, Нина Маслова, Елена Козелькова, Алексей Глазырин... Представляете ответственность? За два дубля все сняли!

Тамара Лякина с Александром Арсентьевым

Не могу не вспомнить про Анатолия Папанова, с которым дружил — свела нас судьба. Он сыграл комбрига Серпилина в фильме «Живые и мертвые». Восхищался его актерским талантом и даже обиделся за Толю, когда увидел его в «Бриллиантовой руке», о чем не преминул высказать Леониду Гайдаю на банкете по случаю окончания съемок: «Ты зачем из выдающегося актера Папанова дурака сделал?» Вместо ответа Гайдай накинулся на меня с кулаками. А дальше началось: мы по полу катаемся, друг друга колошматим, жены нас разнимают! Но после того как подрались, еще выпили и помирились!

Забавная история вышла с первым советским телесериалом «День за днем». Изначально Михаил Анчаров написал всего четыре серии, но они прошли с таким успехом, что тогдашний теленачальник Сергей Лапин потребовал продолжения. Поскольку сюжет был уже закончен, Анчарову пришлось высасывать последующие серии из пальца, причем выдавать по фильму в неделю. Сценарист не спал ночами, к концу съемок заболели глаза и он отказался доделывать работу. Но процесс уже не остановить. В результате актеры под руководством Всеволода Шиловского сами придумывали, чем закончится история их героев. Сценарий расползался в разные стороны, но зрители, кажется, ничего не заметили.

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или