Полная версия сайта

Людмила Зайцева. Вольная казачка

Подружки уже семьи завели, а я об этом и не думала. Быть актрисой — да, а замуж — как сложится....

Людмила Зайцева на съемках картины «Печки-лавочки»

— Две сардельки свиные, сметаны стакан...

Я робко:

— Наташа...

Она продолжает:

— Яичницу!

— Наташа, я не могу так плотно завтракать! Еще и погода плохая, ничего не хочется.

Гундарева непреклонна:

— Надо поесть на целый день.

Она была практичной. И при этом — веселой, заводной, компанейской. На съемках в Ростовской области стояла жара. Мы с Наташей резвились. В гостинице, приняв душ, заворачивались в простыни и выходили на балкон, опоясывавший весь этаж. Прогуливались напротив нашей двери, дразня своим видом живших по соседству кавказских и азиатских мужчин. И прыская от смеха, убегали к себе в номер. Если вечером засиживались в компании и я начинала шептать Гундаревой, не почувствуем ли мы себя завтра плохо, она пресекала мои сомнения: «Люся, все будет нормально». И действительно, все было лучше некуда. Наташа и роли свои выстраивала, не то что я, всегда игравшая по вдохновению. Сама человек не слабый, но ей подчинялась безоговорочно. Вообще, всегда дружила с теми, с кем снималась. Люблю дружить.

— А какое место в вашей жизни занимает любовь?

— Я влюбчивая, но люблю само это чувство, состояние влюбленности. В юности постоянно в нем находилась. Мир тогда был наполнен романтикой встреч, расставаний, солнечных дней, дождей, прилетов, отлетов... По молодости все нравятся друг другу. Вспоминаю, как на съемках ходили гулять, ломали сирень и черемуху, покупали дешевое вино, пили его на лавочках... Мир таков, каков ты сам, и для меня тогда он был наполнен любовью.

Помню, еще не была замужем и раз, когда снималась вдали от Москвы, в меня влюбился оператор. С операторами такое часто случается, поскольку смотрят на актрис сквозь глазок камеры и стараются увидеть в лучшем свете. И вот он все подшучивал надо мной, и было видно: я ему нравлюсь. Вернулась в Москву, он — в свой город, и вскоре звонит, спрашивает, что делаю. А я незадолго до того упала и сломала палец на руке. Сказала ухажеру, что сижу дома, палец в гипсе. «Ужасно! — посочувствовал он. — Может, нужна моя помощь?» Я удивилась: что это он? Палец сломала, не что-нибудь серьезное. Оператор прилетел, мы встретились, погуляли, я ходила с загипсованным пальцем. У человека был порыв увидеть меня, он примчался. Как не ценить такое отношение? Но чаще влюблялась безответно, мне это нравилось. Как-то на фестивале призналась одному режиссеру:

— Знаете, я в молодости была в вас влюблена.

— Я это чувствовал, — улыбнулся он.

Мне тогда, много лет назад, просто хотелось с ним общаться, находиться рядом. Ничего больше. Над нами подтрунивал Олег Янковский. Однажды всей съемочной группой сидели за столом, Олег стал шутки подпускать, я встала и ушла в гостиницу. Но даже мучения влюбленного человека прекрасны.

Подружки уже семьи завели, а я об этом и не думала. Быть актрисой — да, а замуж — как сложится. Может, сильно ни в кого не влюблялась. Говорю же, что лелеяла свою влюбленность, даже безответную, страдала, вела дневник... И не хотелось, чтобы это состояние нарушилось близостью. Романтизм во мне жил. Я странного склада человек, с придурью.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или