Полная версия сайта

Людмила Зайцева. Вольная казачка

Подружки уже семьи завели, а я об этом и не думала. Быть актрисой — да, а замуж — как сложится....

Людмила Зайцева с Юрием Назаровым

Вкусно есть я начала, когда уже актрисой стала ездить по кинофестивалям и кинонеделям. Показ фильма, встреча, выступление и обязательно — банкет. Бифштексы, лангеты, закуски, вино... Дома же себя никогда не баловала. Мы с Геной жили скромно, на еде не зацикливались. Для него главными были кабачковая икра, жареная картошка, борщ, еще нам с его родного Алтая грибы присылали. Вот пасхальный стол я всегда делаю, кулич пеку. Капусту сама квасила, трехдневную, меня мама научила. На дни рождения пирог пекла капустный из скорого теста, мне рецепт рассказала личная повариха Хрущева. Там основной секрет в том, что свежую капусту надо тушить в сливках.

Никаких диет никогда не придерживалась, хотя и плотной была, и худой. Люблю чай сладкий, может потому, что в детстве сахара мало ела. Хлеб — белый: на Кубани ржаного не знали, только пшеничный. Сало — очень хорошо, с чесночком. Если в двенадцать ночи захочу сала с хлебом да с огурцом, да под рюмку водки — съем, выпью и лягу спать. Когда приезжаю на Кубань, там такие посиделки! Сорок градусов жары, на столе самогонка, жаренная на сале картошка, курица — тоже жареная, сало свежепосоленное, помидоры... Люди гуляют, а на следующий день встают в шесть утра — и на работу. Другой воздух, другая жизнь.

Люблю, как и Гена, людей простых, ничего из себя не строящих. Такой была, например, Любочка Соколова. Голубоглазая, органичная, наша, родная. Никогда из себя актрису не изображала, люди ее и воспринимали как свою. Иногда из-за такой «простоты» происходили смешные случаи. Мы с Любой ездили на вечер памяти дорогого для нас Василия Шукшина в станицу Клетская, где он умер. У Василия Макаровича снималась в «Печках-лавочках». Я сидела на студии и читала сценарий, а Шукшин прошел несколько раз мимо, поглядывая на меня, видно хотел понять, что за актриса, хотя мне предстояло сыграть фактически в массовке. Потом были съемки, Василий Макарович, помню, нервничал: незадолго до того ему не дали снять «Степана Разина». Вот и все наши встречи, но он сильно повлиял на мою жизнь: то, что я есть сейчас, во многом сложилось благодаря его фильмам и книгам.

Так вот, о нашей поездке с Любой Соколовой. Места в гостинице нам не хватило, поселили... в больнице, в пустовавшей палате. Сели мы на койки, сетки чуть не до полу провалились. Ладно, легли спать. А через стенку оказалась помывочная, куда всю ночь привозили пациентов. Мы до утра слушали разные звуки, крики и скандалы — в основном доставляли пьяниц. Как мы с Любой хохотали! Затем нас перевели в клуб: в большом холодном зале поставили две раскладушки. Перед нами была сцена, над ней — лозунг, так под лозунгом и спали. Но мы не цацы. Люба, несмотря на свою трудную жизнь, никогда не печалилась и не гневалась. Говорила, что обожает поездки, потому что ей опостылело сидеть дома, а на людях, да еще любивших ее, чувствовала себя прекрасно.

И мне нравится быть среди народа, запросто разговорюсь с кем-нибудь в метро или на вокзале. На встречи со зрителями я сейчас езжу редко, но если зовут в глубинку, обычно соглашаюсь. Там — не публика. Там — народ. Поехала в один провинциальный город, шесть часов в машине. В клубе было холодно, и во время выступления мне из зала вынесли... шаль. После концерта люди тащили на сцену банки с домашними заготовками. Потом принимающие накрыли для меня стол. Рядом сел начальник местного управления культуры. Вижу, хочет выпить и мне предложить, но не решается. Я:

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или