Полная версия сайта

Александра Розовская. Хороший финал

Актриса, дочь театрального режиссера и автора сценария легендарного фильма «Д’Артаньян и три мушкетера» Марка Розовского, рассказала о своей большой семье, трагедии, пережитой при захвате мюзикла «Норд-Ост», и чувстве защищенности, которое подарила встреча со звездой сериала «Измены» Денисом Шведовым.

Александра Розовская

Денис — человек смелый, ему нужен драйв, адреналин. Постоянно ездит на Бали заниматься серфингом, правда, два последних года из-за работы пропустил. Но видно, что нуждается в таком отдыхе — и физически, и психологически.

Мне нравится, что удается пробовать что-то новое вместе. Однажды поехали в компании друзей кататься на сноуборде. На горных лыжах я стою вполне уверенно — училась кататься в Словакии. А со сноубордом не была знакома совсем. Горнолыжные навыки тут не играют никакой роли — баланс абсолютно другой, ощущение себя тоже. Когда поехали на гору в первый раз, Денис переживал за меня больше, чем я за себя. Сам он хорошо знаком с серфингом: и тут и там доска, а у меня опыт катания по воде был весьма скромным.

Трасса не черная, конечно, но тоже выглядела довольно тревожно. Когда ноги прикрепили к доске, окончательно перестала понимать, как удержать равновесие. Все казалось, что вот-вот завалюсь или вперед, или назад. Друзья, опытные сноубордисты, учили, конечно, но все равно было волнительно. Однако как-то собралась и поехала. Криво-косо, но поехала! Вскоре во время спуска уже говорила с мамой по телефону и даже отправляла фотографии окрестных красот.

А вот у Дэна в тот день не пошло. Подвело как раз умение владеть серфом. Сказалась принципиально различная работа с собственным весом. В общем, пришлось любимому несладко — падал. В итоге я гордилась собой и он гордился мной! Конечно, Денис довольно быстро меня догнал и перегнал, теперь спускается с таких горок, с которых я вниз и смотреть боюсь! Прошлой зимой от поездки на испанский лыжный курорт не отказались даже из-за моего положения. Конечно, беременным на горе не место. Но пока Денис катался, я замечательно провела время, дышала чистым воздухом.

Однако все-таки со страхами совладать пока сложно. Когда Дэн прыгнул с парашютом, я узнала об этом постфактум. В конце концов он мужчина, а я женщина и имею право хоть чего-нибудь бояться, в моем случае — это высота. А Денис намерен продолжать прыгать. Я в себе такой смелости не нахожу. Что же? Значит, буду переживать. Хотя с рождением дочери мы оба немного присмирели. Чувства жизни не потеряли, но стали более ответственны.

— Как вы ее назвали?

— Мы не знали пола ребенка заранее, поэтому имени не подобрали. Варианты были, конечно, но все они улетучились, как только я родила. Месяц приглядывались к дочери, чтобы понять, какое же имя подойдет. Семейство, устав ждать, слало нам эсэмэски и подкладывало записочки с предложениями, но мы к советам не прислушались, выбрали имя сами. Дочку назвали Мирослава.

Она с характером. Знала об этом и до рождения дочки — есть в кого. Когда ее носила, сама вела довольно активный образ жизни: выпустила на седьмом месяце премьеру (спектакль «В пылающей тьме»), на восьмом успела поучаствовать в театральном капустнике. Да и в обычной жизни не стремилась себя в чем-то ограничивать. Денис много снимался — то в Питере, то в Калининграде. Конечно, общались постоянно, сейчас полно гаджетов, позволяющих поддерживать связь. Где-то за две недели до родов пошла на день рождения Оли Ломоносовой, о чем написала Дэну эсэмэску. Через пару часов он спрашивает: «Ты дома?» В ответ отправляю видео, где с животом отплясываю с друзьями и все передают ему приветы. Денис написал: «Пожалуйста, только не роди там».

Я экстраверт. Было чрезвычайно сложно оставаться в четырех стенах даже в благостном для женщины состоянии беременности. Сейчас мама и бабушка очень помогают, ведь если есть внутри какой-то движок, надо давать ему выплескивать энергию. Иначе — проблемы. Мирославе было три недели, когда мы с Дэном даже умудрились сходить в кино!

Денис подарил мне какое-то удивительное ощущение защищенности. Есть устойчивое выражение: как за каменной стеной. Могу сказать, что точно поняла его смысл. Возвращаясь к непростой теме «Норд-Оста»... В ночь штурма ДК на Дубровке с двадцать пятого на двадцать шестое октября я не могла спать несколько лет подряд. А когда начала засыпать, мне стал сниться один и тот же кошмар, в котором все заканчивалось очень плохо. Психотерапевт советовал «запрограммировать» хороший финал, но у меня не особо получалось. Недавно эта страшная ночь наконец меня отпустила. Все как в сказке: чтобы быть спасенной, нужно, чтобы появился спаситель.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или