Полная версия сайта

Елизавета Федоровна: последняя хозяйка Александринского дворца

Большевики сбросили ее в ствол шахты вместе с другими членами семьи Романовых, и перед смертью она перевязывала их раны…

Великий князь Сергей Александрович Великая княгиня Елизавета Федоровна

Будучи страстным лошадником (это в честь него порода рысаков именуется «орловской), граф построил вблизи дворца самый большой в Москве манеж и конюшни. Его дочь-наследница характером и стремлениями пошла не в отца: завидная невеста и красавица, замуж она не вышла, всю себя отдавала вере и благотворительности, внесла самое крупное пожертвование на московское ополчение во время войны 1812 года. Рассказывая об этом новой владелице, смотрители всплескивали руками: как описать пожар, охвативший тогда Москву? И как не поверить, что только чудо спасло дворец от сожжения, — ведь в нем расквартировался вражеский генерал Лористон…

В 1826 году именно здесь праздновали коронацию Николая I. И место это, в те дни называемое «Майским домом», ему так понравилось, что он выкупил его у владелицы и подарил своей супруге Александре Федоровне. В честь нее резиденцию и называли отныне Александринским летним дворцом.

Ах, как преобразилось Нескучное с тех пор! Усадьбу реконструировали, парк переустроили на английский манер, на въезде поставили ворота и аллегорические скульптуры… Теперь здесь бывали все русские императоры, а в отсутствие высоких гостей парк открывали для посещения… Правда, простолюдины никак не могли взять в толк, что нельзя ходить по ухоженным газонам и клумбам, так и норовили потоптать траву и нарвать цветов. Тогда придумали смешную штуку: служителей вымазывали белой глиной, и они стояли неподвижно, притворяясь скульптурами. Стоило очередному нахалу потянуться за цветком — статуя оживала. На редкость действенная оказалась мера…

Впрочем, что теперь об этом вспоминать — больше красоте парка ничего не угрожало, вход для публики отныне закрыт. Въехав по дворец, Сергей Александрович на этом настоял: уединение было для его семьи важнейшей и почти недостижимой ценностью. Теперь великая княгиня пыталась осмыслить и запомнить историю дома, бродя по его залам, поднимаясь в домовую церковь на верхнем этаже, заглядывая во флигель (там историк Соловьев писал «Историю России с древнейших времен», эту книгу она читала). 

Александринский дворец не был ни первым, ни единственным ее домом в России — она очень любила поместье Ильинское, где провела медовый месяц и первые годы брака, а с тех пор как Сергей Александрович стал московским генерал-губернатором, их официальной резиденцией был особняк на Тверской. Однако дворец в Нескучном затронул в сердце великой княгини особую струну — в нем в каком-то смысле отразилась история ее новой родины во всем своем богатстве и противоречивости.

…Что знала о России 20-летняя немецкая принцесса Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадтская, когда в 1884 году готовилась стать женой великого князя Сергея Александровича Романова? В сущности, ничего, что выходило бы за пределы классического образования, положенного особе ее происхождения, и сведений о дальнем родстве с правящим семейством.

Когда Элле, как ее звали родные, исполнилось 14, от дифтерии умерли ее мать и сестра. Отец, великий герцог Гессенский Людвиг IV, снова женился — морганатическим браком, а Эллу и ее младшую сестру Алису отдали на воспитание в семью бабушки — английской королевы Виктории. О нет, о безудержном баловстве, жалости и праздности и речи не шло! Королева Виктория обладала железным характером, лишенным всякой сентиментальности, кроме того, исповедовала непреложные законы воспитания, где разнообразных «надо» и «нельзя» оказалось гораздо больше, чем «можно». 

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или