Полная версия сайта

Бывшая жена Михаила Трухина: «Я, как все жены, узнала обо всем последней»

Любовь Ельцова впервые рассказывает о совместной жизни с актером и об их тяжелом расставании.

«Менты»

Екатерина Николаевна работает, Анюта, Мишина сестра, еще маленькая, Миша все время в театре. Я с азартом бегала по магазинам за продуктами, готовила. Аня на кухне пыталась мне помочь, ей нравилось возиться с мукой. А когда приходили мои подружки, пряталась за холодильником: ушки на макушке и слушает наши разговоры. Очень солнечный человечек Анюта...

Ни стиралок, ни посудомоек тогда не было, приходилось стирать белье руками, без конца мыть посуду, да и тяжелые сумки таскать не чуралась. Вот такой букетно-конфетный период, осложненный токсикозом...

В январе следующего года у нас родился Егор. В роддом я отправилась пешком. Миша в театре готовился к премьере сложного спектакля «Войцек». Шли длительные репетиции, у него была главная роль. Сын родился накануне премьеры. Режиссер, как ни умолял его Миша, не отпустил с прогона. Муж очень переживал и клялся, что со вторым ребенком такого не повторится — он непременно исправится и будет дежурить в роддоме круглосуточно.

Чтобы забрать меня из роддома, Миша буквально сбежал из театра, одолжив у Пореченкова фотоаппарат. Позвонил предварительно и через медсестру спросил, что по дороге купить. Я попросила принести кефир. Спускаюсь вниз, смотрю — стоит Миша, улыбка до ушей, в руках пакет, а из него течет что-то белое. «Ой, кефир разлился!» — открывает пакет, а там в кефире фотоаппарат Поречи плавает. Я начинаю плакать: чужой фотоаппарат испорчен, теперь за него надо деньги отдавать... Как быть? «Не переживай, все будет нормально!» Дома Миша его почистил, обсушил — словом, фотоаппарат, слава богу, не испортился.

Мы долго не могли придумать имя сыну. Мама хотела назвать внука Игорьком, а мне нравилось имя Георгий. Однажды еду в метро, напротив сидит длинноволосый парень с модной холщовой сумкой, на которой крупно написано ЕГОР. Так сына и назвали. И тут я опять взяла все на себя...

Из роддома мы поехали жить к моим родителям, там комфортнее, все-таки три комнаты, да и мама на подхвате. Тем более она уже полюбила Мишу и, что меня страшно бесило, всегда занимала его позицию. «Я — твоя дочь! Я!» — в сердцах напоминала ей частенько.

А вот папа очень тяжело к нашему союзу отнесся, он не мог принять: как это ребенок родился вне брака?! А мы с Мишей даже не обсуждали планы на будущее: поженимся или нет? Ребенка зарегистрировали — и хорошо! Папа же не скрывал своего негативного отношения к Мише. Категорически его не переваривал! Я все время старалась встать между ними, чтобы не вспыхнул очередной конфликт. Обстановка накалялась. Наконец однажды мама шепнула мне на кухне: «Вам лучше пожениться, вот увидишь, отец сразу отойдет...»

Тогда я сказала Мише: «Пошли расписываться! Хочу кольцо!»

Правда, обручального кольца у меня так и не появилось. Мы просто поехали в загс и зарегистрировались. Миша уже мелькал на экране, так что расписали нас безо всяких проблем.

Но, увы, примирения с папой не произошло. Он все равно был недоволен тем, как мы живем, — может, ревновал дочь к зятю, не знаю... Мы с Мишей периодически собирались перебраться в его коммуналку (жилички уже съехали), но все откладывали, надеялись на лучшее.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или