Полная версия сайта

Бывшая жена Михаила Трухина: «Я, как все жены, узнала обо всем последней»

Любовь Ельцова впервые рассказывает о совместной жизни с актером и об их тяжелом расставании.

Любовь Ельцова

На утро у меня была назначена репетиция студенческого спектакля «Волшебная шляпа Муми-троллей». Вот мы и нарезали круги вокруг Театра «На Литейном». Миша был в ударе, все время хохмил, будто чувствовал — в серьезного я ни за что не влюблюсь.

Часов в 10 утра мы попрощались у порога театра. Ни о чем не договаривались, просто сказали: «Пока» — «Пока» и разошлись. О продолжении романа я не думала. У меня было ощущение: «Погуляли и погуляли, ничего особенного». После репетиции мои однокурсники вдруг говорят: «Люб, там к тебе пришли». Выхожу — стоит Миша. Я обалдела. Где он гулял, пока у меня шла репетиция, не представляю! Вот тут я уже поняла: это продолжение...

За 23 Февраля наступил другой праздник — 8 Марта. Опять веселая студенческая пьянка. Мы заранее договорились, что Миша за мной зайдет позже. Наши уже разошлись, а Мишины друзья продолжали «буянить». Я сидела на подоконнике в коридоре и ждала его. Миша подошел ко мне и протянул пластмассовую игрушку, очень смешную, — муми-тролль с длинными руками и ногами. Не мишку плюшевого, не цветы, а смешную уродливую игрушку. Это было так трогательно!

С тех пор мы назначали свидания друг другу на мраморной лестнице. Бегали курить в перерывах между лекциями, после занятий шли гулять. Мы — студенты, одногодки, нам всего по 23 года, за спиной никакого опыта, все через смех! Все легко дается, тебя несет вперед как на крыльях, ты смел и уверен, что все получится и будет как в сказке — «они жили долго и счастливо и умерли в один день»

Ясно, что это была любовь с первого взгляда. А вот кто из нас раньше влюбился?.. Не знаю. Может, я на пару часов Мишу опередила. Помню, как с замиранием сердца следила из зала за играющим Подколесина Мишей. Дипломный спектакль Бутусова «Женитьба» был событием. Даже Алексей Герман приходил его смотреть. Потом мэтр зашел за кулисы и пожал Мише руку. Тот от счастья долго не мог прийти в себя: «Представляешь, сам Герман!!!» Спустя время Миша с Костей Хабенским играли в германовской картине «Трудно быть богом». Их снимали несколько дней, а показали на экране ровно 28 секунд. Но ребята все равно были счастливы...

Я видела много Мишиных студенческих работ. И каждый раз это было потрясение, казалось, что у меня в солнечном сплетении разрастается какой-то ком. Странно, ведь Миша — далеко не красавец, а я поражалась именно его красоте. От него со сцены шел какой-то свет, я сидела как под гипнозом. И, наверное, влюбилась в его талант. Теперь мне кажется, это была моя большая ошибка — влюбиться в талант, потому что в этом случае уже ничего другого в мужчине не видишь. Или прощаешь...

Осталось полгода до выпуска. Надо к диплому готовиться, а наши головы совсем другим забиты. Роман развивался стремительно. Как-то заехали к Мише, его мамы и сестры дома не оказалось. Все произошло просто и естественно...

В наших отношениях вообще не было пафоса, каких-то пылких объяснений в любви, букетов цветов, предложения руки и сердца. Я не требовала никаких доказательств любви: хочешь — женись, не хочешь — не женись! Ну где еще такую встретишь? Мне было хорошо с ним, а ему — со мной. А строить планы на будущее? Боже, как скучно!

Мы не были такими уж нищими студентами, во всяком случае, Миша на последнем курсе снимался в пилотных сериях «Улиц разбитых фонарей». Он зарабатывал, как тогда казалось, «колоссальные» деньги — 150 долларов за съемочный день. Помню, ходил жутко гордый в кожаной куртке «пилот», купленной на первый гонорар. Еще он вместе с друзьями-однокурсниками Костей Хабенским, Мишей Пореченковым и Андреем Зибровым играл в Театре на Крюковом канале у того же Бутусова в спектакле «В ожидании Годо». Наверное, и там им платили.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или